Размышления

На прошлой трехдневке в моей группе второй ступени по гештальт-терапии была тема «работа с проекцией», и так мне было интересно про это работать, что вот уже скоро следующая группа, а у меня все какие-то мысли после прошлой группы появляются. Вот еще немного написала, пока у меня тут на море холодно.


Проекция, как я часто люблю говорить - это одна из основ высшей психической функции под названием «восприятие». Термин «проекция», разумеется, позаимстовван из математики, и там можно найти его изначальное значение. Нас проекция интересует как процесс автоматического перенесения внутреннего психического материала вовне. И прежде, чем разговаривать о том, что с ней не так и почему надо с проекцией «работать», надо хоть немного сказать, зачем она нужна, и что в ней так.


Нет ничего внутри, чего бы раньше не было снаружи, и если даже это сказал не Выготский, он однозначно мог бы. То есть, недифференцированное, смутное младенческое сознание по мере узнавания окружающего мира впитывает в себя впечатления, постепенно формируя внутренние образы объектов. И далее, чем яснее и однозначнее эти внутренние образы сформированы, тем меньше энергии требуется мозгу, чтобы распознавать объекты внешние, то есть, на сличение внутренних образов и внешних объектов уходит все меньше сил, и таким образом экономится энергия на нечто менее автоматическое.


Так, всякий раз, когда мой друг снимает с меня платье, я не думаю: «А он ли это?», я точно знаю, что это он. (И надо, наверное, позвать на помощь, если незнакомый мужчина пытается снять с меня платье). Я не угадываю, мои ли дети - эти дети вокруг меня, моя ли собака бежит ко мне, виляя хвостом (а если это чужая собака, то надо сделать каменное лицо и меньше махать руками на всякий случай), действительно ли это шумящее передо мной - трасса (и надо искать «зебру», чтобы пересечь ее и так далее). Восприятие помогает быстро ориентироваться в мире, поскольку все знакомые объекты, а также сложные схемы, в которые включены все эти объекты и связи между ними, - все это хранится в условном виде в наших головах. Поэтому ежедневно мы говорим «доброе утро» своим детям (а не прогоняем их из квартиры), садимся в свои машины (а не в чужие), приезжаем к себе на работу (а не в противоположный конец города), делаем на работе привычные дела отточенными способами, без всяких терзаний, а если и воюем с какой-то задачей, то силы на эту войну мы сэкономили как раз на задачах автоматических вроде мгновенного отличения сухого от мокрого, горячего от холодного, съедобного от ядовитого, опасного от полезного, близкого от далекого, а своего от чужого. Затем мы возвращаемся в свои дома по вечерам и не позволяем снимать с себя штаны и платья кому попало. Хотя… Это уже дело вкуса.


Что с проекцией не так? Да все с ней хорошо. Но как любой отточенный и эффективный инструмент, она делает нас более ригидными и менее готовыми им не пользоваться. И чем лучше она работает (чем бОльшую площадь мира, чем большее количество явлений покрывает своими интерпретациями, чем более разработанную картину действительности предлагает), тем меньше у нас оснований не пользоваться ее предложениями. Общий мессадж, который несет проективный процесс: «Я без сомнений знаю, чтО это». Согласитесь, знать такое приятно. С чего бы от этого отказываться?


Отказываться имеет смысл не всегда. А именно, если вас устраивает мир и то, как вы себя в нем чувствуете, можно не отказываться. Вот если какой-то из этих компонентов вас перестал устраивать, имеет смысл пересмотреть свой способ понимать действительность. Возможно, какие-то ваши представления устарели. Какие-то привычные способы думать стали слишком сильно вас ограничивать. Вероятно, дети выросли, а вы продолжаете говорить с ними, как с малышами. То, что вы привыкли считать съедобным, испортилось, стало ядовитым. Вам стало вредно холодное (горячее), и полезно мокрое (сухое). И здесь, конечно, нужна какая-то шутка про то, что с вас уже давно кто попало снимает платье, но я ее не придумала до конца, поэтому обойдемся без шуток.


Суть в другом. В психотерапии предполагается необходимым пересматривать механизмы восприятия и осмысления реальности. В англоязычной литературе вы можете встретить термин «meaning making» (присвоение значений), это то же самое. Если вы недовольны миром/собой, надо посмотреть, что вы понимаете под 1.миром, 2.собой и главное - 3.недовольством. Возможно, пришла пора поменять близкое, теплое и мокрое на далекое, зато сухое и полезное. Это если вкратце.


Работу с проективным процессом в гештальт-терапии чаще всего понимают очень узко. Танцуют обычно отсюда: «Нас раздражает в людях то, что мы не приняли в себе». То есть, прицельно трактуют феномен проекции как ошибку восприятия, которую нужно «разоблачить». Мол, на себя-то посмотрите, тетя, вместо чтобы на зеркало пенять… Да, безусловно, проекция продуцирует ошибки восприятия. Но, прежде всего, она обеспечивает САМО восприятие, а уже потом, по ходу дела - продуцирует ошибки. Поэтому прежде, чем заниматься разоблачением таких ошибок, имеет смысл исследовать сам процесс восприятия клиента, то есть - процесс meaning making, присвоения значений. Это и есть, на мой взгляд, наиболее правильный способ работы с проективным механизмом в психотерапии. А ошибки, ну… Ошибки сами собой «разоблачатся». То есть, исчезнут. Или останутся, и значит, они необходимы, чтобы картина мира осталась целой. Но здесь нет возможности об этом говорить.


А теперь сухая часть. Условия присвоения проекции в клиент-терапевтических отношениях.


  1. Достаточно высокий стартовый уровень рефлексии у клиента. То есть, если человек в принципе не очень готов всматриваться в свои внутренние процессы, не рассчитывайте, что он будет быстро присваивать проекции. Для начала у него нужно как минимум развить привычку задумываться над теми или иными своими душевными движениями. Ну или вчувствоваться в них.
  2. Уровень доверия клиента терапевту и наличие необходимого объема терапевтической поддержки, противостоящей стыду. То есть, если речь идет о присвоении негативных проекций, да и вообще - о том, что придется выяснять о себе некие вещи, где состоятельность человека дает сбои, то прежде, чем это делать, нужно убедиться, что он в состоянии вынести эти открытия в контакте с вами. Иначе а) не получится или б) вы больше не увидите его.
  3. Степень разработки темы, уровень исследованности данной конкретной проекции. То есть, если вы размышляете о том, не заняться ли вам обсуждением с клиентом темы, так ли уж он прав, что все люди сволочи и воры, имеет смысл до того (не пытаясь ничего присваивать) досконально исследовать, что вообще такое «все», «люди», «сволочи», «воры» и др. Пусть ваш клиент стопроцентно прав, но обсудите с ним смысл и наполнение самих понятий. А дальше будет видно.


Вторая ступень обучения гештальт-терапии (МГИ). Работа с проективным процессом в гештальт-терапии. Понятие, стратегия и тактика работы с феноменом проекции в терапевтическом процессе. Примеры и упражнения. Плюс дословный транскрипт лекции. Аудиозапись лекции.


***


Транскрипт:

Что касается темы («Работа с проекцией в гештальт-терапии». У нас так будет построена вторая ступень, которая часть базовой программы. Она состоит из тематических циклов, когда у группы есть тема. Из терапевтических групп, как у нас было в конце года, когда у нас три дня была терапевтическая группа. И будут супервизовские циклы, когда вы будете делать работы (терапевтические). Вот такие три сорта групп.
Сейчас у нас цикл тематический. Мы будем продолжать исследовать, как с разными вещами работать. У нас первый или второй цикл второй ступени был посвящен работе со слиянием.

Планирую эти три дня посвятить работе с проекцией.

У нас уже была (на первой ступени) группа под названием «проекция». Но это не была группа по работе с проекцией. Как выглядит первая тематическая группа первой ступени? При помощи определенных упражнений у вас создается переживание, которое мы потом обсуждаем. То есть, при помощи упражнений мы создаем переживание, позволяющее пережить опыт проецирования на собственном опыте. Это может быть в парах и в индивидуальном опыте. Вспоминаете? Классическое упражнение - это «игрушка» или та же «мятая бумажка». Работа с собственным телом и собственной психикой, вспоминаете, да?

Эти три дня будут другие, хотя какие-то куски теории неминуемо будут напоминать те потому, что теория про то, что такое проекция, - не изменилась со времен вашей первой ступени, поэтому теория будет повторяться в любом случае.
Эти три дня будут посвящены тому, как работать с проекцией, когда вы - терапевт.


Голос из группы:
- А будем проходить, как работать с эротическим переносом?

ПГ: Не уверена, что мы сумеем тут так быстро «сбацать» эротический перенос. И тема, в которой мы будем этого касаться, это тема под названием «терапевтические отношения». Эта тема не сейчас.
Но мы будем при помощи разных веселых упражнений создавать переживания проекции и обсуждать. Сильно вас приглашаю работать в центре.

Голос из группы: - А как будут построены упражнения в центре?

ПГ: Как обычно: клиент, терапевт и мы, аплодирующие.

У меня есть идея в эти три дня расширить вам представление о том, что такое проекция. Я припасла упражнения, которые я очень сильно люблю, которые я еще в группах не делала. Моя идея состоит в том, что я думаю, что всё - проекция, и я хочу, чтобы вы этой идеей пропитались. Давайте просто подискутируем. Как вы понимаете, что это такое.

Голос из группы:

- Что такое проекция?

ПГ:

- Да, что такое проекция? И какие есть варианты с ней работать из того, что вы уже видели?
- Когда я что-то свое приписываю другому?
- Да.
- Как не ошибиться? Вот я стала вчера спрашивать Андрея, не уходит ли он из группы, а все решили, что это проекция, и это я сама хочу уйти из группы. Как понять, проекция это или нет? Мое это или не мое?
- Ты обнаружила, что это действительно «твое»?
- Я имею в виду, как не ошибиться, что это действительно была проекция? Вдруг я решу, что что-то проекция и ошибусь?

ПГ: Ничего страшного.

- Но ведь ты вчера сделала такую интервенцию, спросила меня, проекция это у меня про Андрея или нет. И ты ошиблась.

- Ну, ничего страшного, если я ошиблась. А главное (что касается тебя и Андрея) - не факт (что я ошиблась).

Смех

ПГ: Я объясню свою шутку. Я не имею в виду, что я думаю, что ты на выход собралась. Проекция не всегда работает прямо, зеркально. Это может быть более сложно. Например:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому что Кристина сама уходит. Это может быть чуть-чуть сложнее. Или:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому, что от Кристины все уходят. Или:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому, что она хочет, чтобы Андрей ушел.

Кристина:

- Кристина думает, что Андрей уходит потому, что от Кристины уходят все Андреи…

(Смех)

Голос из группы:

- Мы уже начинаем верить, что все проекция.

ПГ: Похоже, я быстро справилась со своей задачей. Все по домам! «Как объяснить за три минуты, что все проекция?». Я хочу возбудить вашу фантазию. Как вы вообще этот феномен проекции понимаете для себя.

Голос из группы:

- Для меня это какое-то утверждение обо мне или о другом человеке, не проверенное с этим человеком, так ли это на самом деле. Например, когда человек говорит мне обо мне или о другом человеке «я точно знаю» что он». Некая трансформация события в прошлом - в будущее. Без проверки, так ли это на самом деле.

Голос из группы:

- Или сидит руководитель, смотрит сотрудника и ему кажется, что он об этом человеке все знает потому, что он типа опирается на свой опыт десятилетний. Ему кажется, что он разгадал человека за пять минут, что это такой-то типаж, это же тоже все проекция, но он называет это опытом.

Голос из группы:

- Хочется еще отделить проекцию от интроекции. Проекция - это некий опыт, который случился, и он переносится на все будущие ситуации, а интроекция - это когда опыта не было, была некая информация, а ты ее воспринял как факт. «Все блондинки тупые» - это не опыт, а информация, которую ты в себя просто впустил.

ПГ: Хорошее замечание. Проекция, как и интроекция, как любой механизм прерывания, - это застывший способ вести себя и думать. Проекция - это застывший способ воспринимать что-то. А интроекция - это застывший способ вести себя как-то, чего-то например не делать, или вести себя определенным образом. Проекция имеет большее отношение к восприятию. Интроекция имеет большее отношение к поведению, например к воздержанию от чего-то. «Так делать нельзя», «я не буду так делать», «В моей семье этого никто никогда не делал», или наоборот - «делали, и я буду».

Голос из группы:
- А здесь есть везде еще слияние? Слияние с идеей? В таком убеждении есть слияние с идеей? «Так - всегда»?

ПГ: Все правильно ты говоришь. Почему слияние идет первым? До проекции, интроекции, ретрофлексии? Потому, что перво-наперво надо осознать, что что-то ЕСТЬ. Пока я не осознаю, что что-то есть, я в слиянии с этим способом себя вести, с этим способом думать и воспринимать. Поэтому, прежде, чем работать с проекцией, интроекцией, ретрофлексией, надо научиться работать со слиянием, научиться человеку показывать: «смотри, как ты делаешь». И когда первый выход из слияния состоялся, он говорит: «ух-ты действительно, я так делаю».

Дальше ты приступаешь к работе с конкретным прерыванием.
Конечно, все переходит из одного в другое, и это понятно. Интроекция очень сильно связана с ретрофлексией. Когда я сильно останавливаю энергию из-за того, что что-то должно очень сильно быть, что тот определенным образом нельзя сделать, что-то должно останавливаться, что-то должно сильно быть связано с правилами с привычным каким-то течением, которое нельзя поменять.

Проекция очень сильно связана с интроекцией. Людям очень свойственно свои интроективные мысли бессознательно проецировать.
Голос из группы:

- Для меня проекция - это прежде всего в моем случае, когда я думаю, исходя из своего опыта сужу о человеке. Я представляю его через себя. Как будто у него такие же процессы, как у меня и как будто я могу на это опираться.

ПГ: Это самая большая засада, - принять, что я автоматически проецирую свой внутренний мир на других людей. В тот самый момент, когда я это принимаю, я понимаю, что может быть РАЗНИЦА.

Голос из группы:
- Сильно мешает, когда 20 раз уже попадал.

ПГ: Это сильно мешает, когда часто угадываешь. Но совпадения - это не идентичность. Да и оценить, что совпадение, а что нет, - мы можем тоже лишь в силу своей ограниченности. «Оно» для нас «похоже», но если мы не разбираемся в грибах, для нас все грибы одинаковые. На самом деле мы просто не очень хорошо разбираемся в грибах, на самом деле они все разные. Но мы говорим: «Я уже пять раз сшиб одинаковые грибы, пока шел домой».

Но на самом деле это неизвестно.
Важно все проверять, но некоторые вещи вообще невозможно проверить. Мне кажется, что с проекцией проверять важно, но также надо допускать, есть что-то, что проверить нельзя, что оно будет другим и что оно все равно будет отличаться. А также знать, что у меня есть некоторая привычка проецировать свой мир на других людей.

Это создает некое пространство, куда можно вместить и сомнения и проверку, и какой-то обмен: «А у тебя это так? А как ты думаешь? А у меня по-другому».

Голос из группы:
- То есть, проекция - это когда ты смотришь на внешний мир через призму своего собственного внутреннего мира, и свой собственный процесс переносишь на внешний? Типа, все меня бросили и поэтому все козлы. Я когда-то испугалась, и теперь мир всегда страшный?

ПГ: Да. А я вам рассказывала про проекцию, как фильтр? Мне в последнее время ближе рассматривать защитный механизм не как сбой восприятия, который надо чинить, а просто как вид психического процесса. Что я имею в виду? Крайне редко в каких-то клинических случаях мы проецируем на мир то, чего совсем нет. Это называется паранойя. Чаще всего мы проецируем фильтр на мир, мы отбираем из мира то, что там действительно есть, по какому-то принципу.

Голос из группы:

- Мы пытаемся понять мир.

ПГ: Да. Но речь вот о чем. У нас всегда существует некоторая потребность, предположительно фрустрированная. Какая-то нехватка. Наиболее упрощенный способ объяснять это через пример с пищевой потребностью: когда я хочу есть, я буду замечать только кафе. Кафе есть на самом деле, если они мне не мерещатся. Если кафе мне мерещатся, то это бред. А если кафе действительно существуют, но я замечаю только их, это указывает на определенную нехватку ВО МНЕ.

Более полезным мне представляется рассматривать проекцию, как указание на некоторый дефицит. Что за внутренний процесс у меня происходит, что я это заметил ЭТО? И замечаете ли вы, что в этом случае проекцию чинить не нужно? Не нужно говорить: «А как ты понял, что это - именно кафе?». Явно это - не то направление, в котором нужно мыслить, потому что ясно, как человек это понял: там буквы, там написано «Ка-фе», речь не об этом. Нужно спрашивать его: «А что с тобой происходит, что ты замечаешь столько кафе. Может ты голодный?».

Это способ понимать проекцию, НЕ КАК что, что-то надо чинить.

У меня был забавный эпизод много лет назад, у меня был коллега, с которым у меня были какие-то непонятные отношения, в общем, ему не нравилось, что он натыкается в интернете на упоминания там меня. Выяснилось это следующим образом. Мы говорили по телефону по работе, он сказал: «Гавердовская, как же ты достала. Куда в интернет не войдешь, везде про тебя написано».
Я очень удивилась и ответила: «Такого не может быть. Я не настолько популярна, чтобы везде быть, чтобы везде про меня было
написано. Что это, интересно, за страницы? И что конкретно там написано?». Он мне ответил примерно так: «Да не знаю я! Туда зайду - написано про тебя. Сюда зайду - написано!».

Оказалось, «Озон» пытается распродать остатки моих книжек, и они настроили себе «директ». И в Яндексе показывается контекстная реклама. Но, дорогие мои, контекстная реклама показывается не всем, а только после того6 как ты вбил что-то в поисковике, после этого тебе начинают ЭТО и показывать.

И тогда я ему говорю: «Скажи, пожалуйста, а ты что - мной интересуешься? Ищешь меня в поисковике? С чего тебе Яндекс меня показывает? Мне, например, не показывает». Ну и так далее.

Это смешная метафора проекции. «Ты что-то сделал для того, чтобы везде меня видеть. Но то, ЧТО я сделал, я вытеснил, и остался только результат». Поэтому, возвращаясь к вопросу «проекция как фильтр»: это ведь не что-то, что нужно чинить, ведь мой коллега действительно «меня везде видел». На всех тех страницах, где он пытался купить средство для мытья окон и куриный крылышки, он действительно видел рекламу Озона. Но речь не об этом, а о том, какая этим руководит нехватка.

Чинить надо не это и чинить надо не там.
Поэтому здесь в работе с проекцией не годятся наши знакомые вопросы из упражнений первой ступени типа «как ты это узнал» или «как ты проверяешь». Здесь с этим все в порядке, проверять не нужно. Там действительно везде было написано «Гавердовская». Чинить нужно не это. Здесь нужны более сложные вопросы, из серии: «Замечаешь ли ты, что ты везде замечаешь Х?» и «Что это про тебя?».

***

Про смысл проекции вообще в психической жизни: какую полезную функцию она выполняет?

Голос из группы:

- Безопасность. Когда ты думаешь, что другие устроены примерно так же как, как ты, это спокойнее. Это предсказуемо. Другой не так опасен.

Голос из группы:
- А если ты думаешь про всех, что они маньяки?

ПГ: Да, иметь бред всегда опасно для жизни. Но ты предлагаешь нам уйти в сторону психоза. Думать, что вокруг тебя одни маньяки, это не хорошо.

Голос из группы:
- Нет, а если ты считаешь себя дружелюбным, и никому не вредишь, то, входя в новое помещение, ты чувствуешь себя более безопасно. Какой им смысл мне вредить? Это же проекция? Снижает тревожность.

ПГ: Ты правильно говоришь, что воспринимать объекты как знакомые - это снижает тревогу. Это только часть ответа. Кто даст еще одну часть ответа?

Голос из группы:
- Сохранение энергии психики? Один раз увидел объект, и уже воспринимаешь его как знакомый.

ПГ: Совершенно верно. Проекция позволяет экономить энергию на восприятии. Вместо того, чтобы заново тестировать реальность, заново исследовать, заново сортировать. Вместо того6 чтобы заново сортировать объекты на знакомые и не знакомые, опасные и не опасные, можно сделать это один раз. А если мы не умеем проецировать, тогда у нас не будет знакомых объектов, они будут всегда незнакомые. Корсаковский синдром, отсутствие кратковременной памяти. Проекция действительно позволяет накапливать опыт. Она выступает и как позитивная и как отрицательная вещь. Да, я накапливаю опыт, и с года мокрое для меня - это мокрое, горячее - это горячее, маму я воспринимаю как маму, съедобное, как съедобное, несъедобное как несъедобное, и мне не нужно это все время проверять.
Но тот же самый опыт в более сложных вещах делает меня зашоренным. Про что тоже неоднократно упоминали. «Однажды мне здесь отказали, я больше сюда не пойду». «Этот человек - злой человек, потому что у него такие брови».

Поэтому проекция по большому счету очень полезна, и вообще все восприятие - это проекция. Однажды узнавая как звук, форма и внешний вид предметов связаны между собой, мы формируем целостный образ предмета, и он не должен распадаться. В нас хранятся эти целостные образы предметов. Потом мы учимся их называть, и у нас при звучании этого слова сразу возникают образы этих предметов. Это благостный механизм под названием «проекция». «О, пришел Вася! В прошлый раз, когда приходил Вася, он выглядел так же, был такой же на ощупь и так же пах. Точно, Вася!».

Так я экономлю на знакомстве. Мне не надо заново узнавать Васю. Я увидела Васю, обратилась к своему образу Васи, сопоставила: все, пришел Вася. К тому же, проекция помогает создавать долгосрочные отношения.

Голос из группы:
- Похоже, как будто «раззиповывается» файл. Да? Ты говорила, что у тебя так бывает с клиентами, которых долго не было.

ПГ: Да, похоже. Но надо все равно проверять, все ли актуально из того, что «раззиповалось». «Все еще у тебя две жены? Или уже три? Что тебя на сей раз беспокоит?». Вопрос, чем проекция в контакте может мешать в контакте?

Голос из группы:
- Объективности может мешать?

ПГ: Никакой объективности не существует.

- В контакте может мешать.

ПГ: Как?

Голос из группы:

- Ты никогда не выйдешь в контакт потому, что ты заранее все решил и прервал потому, что подумал: «Ты на меня так посмотрел потому, что разозлился на меня, и я теперь тебе ничего не скажу. Тот спросит: «А чего ты молчишь?» - «Потому, что ты на меня злишься!». Вот тебе контакта и нет.

ПГ: Это еще хорошо, если он так скажет. А то может ответить (противным голосом): «Ничего…».

(Смех)

ПГ: Ты описываешь все три, а то и четыре механизма (прерывания). «Он разозлился на меня» - проекция. «Ему ничего не надо говорить» - интроекция. И сверху всего этого - сдерживание. Ретрофлексия.

Голос из группы:
- Получается, мы лишаемся новизны.

ПГ: Да. Проекция делает очень предсказуемым мир, и он оказывается предсказуем в пределах моего мозга. Не может произойти тогда чудес. Никаких, даже если они были. В опыте очень важен тот, кто этот опыт накапливает. Как говорил Дан Ван Баален: «Нас шесть детей у мамы, и когда мы обсуждаем нашу маму, это шесть разных мам. А это одна и та же мама, которая нас растила, но нам никогда не удается сойтись, какая она. Она может действительно с каждым из нас была немножко другая, но это один и тот же человек».
Поэтому, когда мы с клиентом работаем и имеем дело с проективным материалом, это тоже важный вопрос, который надо задать: «Как ты это выяснил? Как ты это проверял? Как конкретно это было?» - все эти вопросы, при помощи которых мы проверим, как он тестирует реальность, задать нужно. Но когда вы убедились, что на все вопросы он отвечает вменяемо, а проблема остается, это значит, что время перемещаться на противоположный полюс: начинать спрашивать его: «А замечаешь ли ты, что ты все время отбираешь ЭТО?».

Голос из группы:

-То есть, сначала нужно убедиться, что ситуация объективная, а затем, когда убеждаемся, что она объективна, возвращаем ответственность?

ПГ: Да. Или она НЕобъективна, и тогда нужно там подправить. Но когда это сделано, остается главное: «Когда ты рассказываешь мне об этом, ЧТО С ТОБОЙ? Да, на любой сайт, на который ты заходишь, есть упоминания об Х. ЧТО С ТОБОЙ, когда ты говоришь мне об этом?". Этот вопрос позволяет терапевту приблизиться к той нехватке, в результате которой сформировался такой фильтр, который ТАК отбирает.

Давайте спекулировать? Например, почему этот человек так ко мне не безразличен? Сначала он мое имя вбивает в поисковике, потом его очень раздражает, что «везде» продается моя книжка.

Голос из группы:

- Зависть?

ПГ: Про зависть это обычно у других все понятно, а у себя не очень. «В лоб» к этому прийти обычно никогда нельзя. И это не финальный ответ. Зависть, и что? И что мы с этим будем делать, потому что это тоже не финал.

Голос из группы:

- Надо выяснить, что это за потребность, каким образом она фрустрирована, и как он пробует ее насыщать, и пробует ли?

ПГ: Да, верно, а что же это за потребность? Ведь не может быть такой потребности: «Хочу, чтобы если вбить меня в Яндексе, то чтобы везде продавалась моя книжка». Не может быть такой потребности. Да и «признание» - не может быть такой потребности. Что это за потребность такая «признание»?

Голос из группы:

- В любви? Нарциссическая потребность в любви?

ПГ: Нет такой нарциссической потребности в признании, если уж мы обратились к теории нарциссизма. В теории нарциссизма сказано, что надо, чтобы меня любили без всех этих достижений. То есть, здесь многоходовка. Много-много-много-многоходовка.

Но вообще-то, это уже колоссальный терапевтический успех, если клиент вам скажет: «Как же меня бесит Гавердовская, когда в Яндекс не войдешь, везде ее книжка продается» и сразу после этого скажет вам: «Как же я хочу любви», - такой скачок - это полшага до победы.

За одну сессию таких скачков не бывает.

НО: Замечаете ли вы тот смысловой сдвиг, на который я показываю? Не «как ты это проверил?», а «что с тобой, когда ты…?». Дальше могут быть варианты: «Что ты говоришь, когда ты говоришь это мне?» или «Что с тобой, когда ты это обнаруживаешь?», «Почему это так важно?» …

Голос из группы:
- «Почему тебя это бесит?».

ПГ: Да, «Почему тебя это бесит?». Но для начала: «Замечаешь ли ты, что тебя это бесит?». А потом: «А что тебя здесь бесит?».
Основная мысль моя проста. Раньше (на первой ступени) мы исследовали проекцию, как собственный феномен, и достаточно было любого из этих вопросов: «А проверял ли ты?», «Как ты это узнал?», «Спроси меня, правда ли это?» - клиентские линзы. То через терапевтические линзы (на второй ступени) это будет иначе. Если задача клиента состоит в том, чтобы заметить «Что-то меня перекосило», то задача терапевта на этом только начинается. После того, как клиент заметил, что его перекосило, задача терапевта - исследовать, какая потребность под этим фрустрирована, и создает такое искажение.


МГИ, сентябрь 2016.

Я так часто писала о разныз причинах не быть психологом, что может показаться, будто бы этого правда не надо делать. На самом деле я, конечно, люблю свою работу. Вот вамм 12 причин быть психологом


- К 30 годам у тебя в распоряжении будет 30 техник концентрации внимания, 35 упражнений для релаксации, 40 способов отвлечься и 50 приемов, как не впадать в гнев.


- Ни одного способа «не расстраиваться» у тебя к 40 годам не останется, но, в отличе от «просто_людей», ты будешь точно знать, почему расстроен.


- Как ни смешно это звучит, но ты действительно будешь уметь хорошо понимать людей. Если тебе нравится предсказуемый мир, психология - это твое.


- Минус? Предсказуемый мир скучнее. Не становись психологом, если любишь приключения. Плюс - ты всегда знаешь, чего от кого ждать.


- Приятный бонус предыдущего пункта: обманутых надежд не станет.


- Неожиданные конфликты исчезнут из твоей жизни. Толстый сэндвич знаний о человеческой природе (включая свою собственную) даст тебе возможность избежать любого конфликта, которого ты не хочешь.


- Опять же, если ты (по какой-то загадочной причине) хочешь конфликт, у тебя всякий раз будет достаточно времени, чтобы как следует к нему подготовиться.


- По выходу из конфликта ты поможешь себе 35-ю техниками релаксации и отвлечешься 40 способами. И, конечно, если окажешься расстроен, то будешь знать, почему.


- В общем, если тебя бодрит мысль, что летним днем тебе на голову может вылиться с крыши дома полведра воды, а ты не будешь знать, кто это сделал, не становись психологом. В жизни психологогв меньше сюрпризов.


- Если ты хороший психолог, ты будешь болеть гораздо меньше, чем мог бы, стань ты менеджером. Чудес здесь нет: очень многие болезни связаны с острым или хроническим эмоциональным напряжением. Психологи умеют избегать этого.


- Через несколько лет после начала твоих занятий психологией окажется, что все твои друзья - психологи. Честно говоря, это страшно удобно!


- Тебе никогда-никогда-никогда не будет скучно с твоими детьми. Они не полезут «за словом в карман». Тебе достанется, но ты терпи. Ты же психолог (с)

Ни плохих, ни хороших людей нет. Сама удивилась, когда написала это на бумаге. Вообще нет ни плохого ни хорошего вне отношений. «Ты хороший» означает «мне хорошо с тобой». «Ты говняшка» - значит «мне с тобой плохо». Проекция собственной боли или гнева на внешний объект - инфантильный способ оперирования миром в целом и предметами - в частности. Когда ваш малыш, упав, пинает ногой стул, вы не удивляетесь. Удивительно, что вы не удивляетесь, когда малышу 40, и он пинает вас от плохого настроения.


Другие не хороши и не плохи, пока нет рядом с ними (с нами) партнера. Каковы мы в партнерстве, таково с нами партнеру.Для меня лично самым неожиданным во всем этом рассуждении был следующий вывод: то, насколько с нами может быть хорошо или плохо другому, напрямую зависит от того, насколько нам близка та мысль, с которой начинается текст. А именно: «Ни плохих, ни хороших людей нет. Вообще нет ни плохого ни хорошего вне отношений».

О главном ужасе родительства
Взрослые люди, обремененные детьми, довольно часто признаются, что порой страдают от чувства беспомощности и безысходности перед лицом жизни. И чувство это как будто является некоей изнанкой ответственности, которую они несут за детей. Если, конечно, они в полной мере осознают эту ответственность. В таких случаях часто говорят:

- никто не позаботится о моих детях, случись что со мной, и это страшно;
- кроме меня никто не отвечает за моих детей, я должен быть всегда силен и здоров;
- я должен жить ради детей, я не могу тяжело заболеть или погибнуть, я должен быть аккуратен со своей жизнью;
И так далее.

Интересно, что иногда подобные переживания обсуждаются в терапии, как проблема, и предполагается, что надо от них избавиться. Вот что я думаю по этому поводу.

1. Если родители честно заботятся о детях, они и правда ощущают себя «крайними». Тем самым, они ощущают, что им самим не на что опереться. И это нормально, хоть и печально. Когда родители умирают, уже нет никого между мной и могилой (Ялом).

2. Если дети правда ощущают себя опертыми на родителей, это значит, что родителям правда удалось принять, что другой опоры нет. Чтобы ребенок имел поддержку родителей, родители неминуемо сталкиваются так или иначе с отчаянием от того, что им самим опереться не на кого.

3. Если попытаться порвать эту причинно-следственную связь, возникает другая «бесконечная» цепочка взаимной поддержки, и она гораздо более порочна. Вот ее варианты:

- дети опираются на мать, мать доит спонсора, спонсор ворует нефть, государство грабит граждан.

- дети опираются на родителей, те на своих родителей, те ходят в церковь, а богу по@ую, однажды все рушится.

- дети пытаются опираться на мать (отца), те не справляются с ответственностью (читай отчаянием), путают роли, и пытаются в ответ опираться на детей, дети в результате не получают опоры и сходят с ума.

- список может быть продолжен…

Вывод: быть родителем - означает соглашаться встречаться с отчаянием, беспомощностью и порой - с ужасом ответственности. И честно быть родителем - означает, в частности, честно проживать это, не пытаясь переложить переживания на кого-то еще, укрепившись за чужой счет. Если родители вполне осознают свою роль (что означает, что они не подворовывают поддержку у детей и не пытаются избежать тревожных чувств, связанных с родительской ролью), только тогда дети могут опираться на родителей в полной мере, и только тогда они сами, став родителями, смогут справляться со своей нелегкой работой.
Дети, родители которых приворовывали у них поддержку в их детстве, путаясь в ролях, делают со своими детьми то же самое. Впрочем, это очевидно.



О работе с агрессией

Работа с агрессией - почти всегда промежуточный этап. Агрессия - это сигнал что фрустрирована какая-то базовая потребность. Поэтому выражение агрессии может быть экологически необходимо, чтобы добраться до осознавания фрустрированной потребности.

То же с работой в группах. Нет и не может быть такой задачи - выражение чувств в группах. Вопрос в том, с какой целью я говорю то или иное. И если я выражаю агрессию, то также важно понимать, с какой целью я это говорю, какая потребность фрустрирована и как я собираюсь повысить свою адаптацию в этой группе, выразив те или иные чувства.

Это касается любых чувств как в группе, так на индивидуальной терапии, но именно с агрессией нередко возникают болезненные заблуждения. Если один участник группы выражает другому интерес или сочувствует, потерпеть можно, даже если неизвестно, зачем. А если один участник предъявляет другому агрессию, терпеть сложнее. Когда люди сбиты с толку ложно трактованными принципами псевдо-гештальта, они попадают в ситуацию, когда один плюет в другого чувствами, и считает что прав, а второй ходит оплеванный и не понимает, почему ему так плохо.

Удобный клиент: ловушки для психотерапевта

Удобный клиент - это человек, которого, возможно, использовали для удобства или заставляли служить кому-то. Часто бывает, что такой человек рос маленьким в семье с кем-то очень несчастным или с кем-то более важным, чем он: с инвалидом, с брошенной и постоянно жалующейся мамой, с алкоголиком, склонным впадать в гневливость. Или который просто очень давно ясно понял, что только таким удобным его будут любить или хотя бы терпеть. Поэтому первую четверть жизни такой человек обычно подстраивается под создавшую его среду, а затем набирается сил и исчезает (уходит).

С таким человеком вам, как терапевту, будет очень комфортно. Он может быть беспроблемным или даже очаровательным. Он соглашается с вами. Будьте очень внимательны к очаровательным клиентам, удобным или беспроблемным. Всегда поддерживайте их быть критичными, в первую очередь - к терапии и лично к вам. Вот какими способами это можно делать:


1. Переспрашивайте, то ли происходит, что они хотят;

2. Тот ли запрос сейчас в работе, который они хотели;

3. Попросите назвать 7 вещей, которые им не нравятся в вашей работе;

4. Попросите назвать 7 случаев, когда ои были несогласны;

5. Поддерживайте телесный процесс клиента, при таком личностном рисунке всегда есть ретрофлексия;


Узнается такой человек очень просто: вам с ним… приятно! Он и правда мастер делать удобно вам, но это именно то, от чего он пришел спастись. Иначе он исчезнет. Он умеет это: ведь его это уже однажды спасло.

Веду группу второй ступени по гештальт-терапии. Перед перерывом застала себя за пламенной речью. За обедом записала ее, привожу целиком.

Так называемая техника fresh fish - просто бич гештальтистов.
Она хороша только, если «рыба» действительно свежая.
Беда, когда она второй свежести или ее вовсе нет, а терапевту таки хочется ее сделать, изготовить.


Типа:

- посмотри, как сидишь, послушай, как свистишь, и как это связано с твоей проблемой?

Клиент:

- никак

- а ты всмотрись.

- всмотрелся. может быть вы, доктор, меня дослушаете?

- а то, как ты сейчас сжал зубы, как-то связано с твоей проблемой?

- никак. можно продолжу?

- а, то, как ты сейчас покраснел, тоже с твоей проблемой не связано?

(…)


Да, #Гештальт работает преимущественно с материалом, возникающим в «здесь и сейчас», и много связывает его с «там и тогда».

Да, арсенал терпаевтических техник нацелен именно на это: на осознавание текущего процесса в реальном времени и его связи с историей.

Но если искусственно фиксироваться на текущем процессе, не давая клиенту «уйти в эбаутизм», получается во-первых, уродливая карикатура на Гештальт, во-вторых, - клиент изнасилованный несвежей рыбой. Ну, и езда на фигуре терапевта, разумеется.

Иногда я с досадой думаю, что самым лучшим (и невозможным!) выходом из этого тупика было бы запретить студентам читать Перлза. Что касается его видео, которые можно легко найти в сети, то такие сессии я бы даже не сертифицировала.

Извините :)

Извесный эффект Даннинга-Крюгера давно и с удовольствием дискутируется. Состоит он в том, что некомпетентные и низкоквалифицированные люди не осознают реального уровня собственной компетенции и квалификации из-за низкого уровня своих квалификации и компетенций. По этой причине у них мало шансов увидеть и исправить ошибки, следующие из этого. Также эффект Даннинга-Крюгера имеет и обратную сторону: высококвалифицированные люди, наоборот, склонны занижать свои способности и страдать недостаточной уверенностью в своих силах, считая других более компетентными и пропуская их вперед. Это происходит от того, что последние гораздо более внимательны и критичны к собственным слабостям и ограничениям, чем к дефектам других. Любопытно, что вторая часть эффекта Даннинга-Крюгера совершенно не обсуждается: гораздо приятнее поговорить об окружающих дурачках, которые не понимают всего объема своей тупости, чем об умных, которые могут скрываться среди них незамеченными. Это и есть эффект Даннинга-Крюгера в действии.

Вывод неутешительный: если вы рассуждаете об эффекте Даннинга-Крюгера, это еще не означает, что вы очень умны. Ой, помолчу…

Уроборос психологического насилия


Люди, вышедшие из семей, где практиковалось физическое и /или психологическое насилие, склонны рассматривать любую собственную попытку защититься, как агрессию в адрес насильника. Могут быть совершенно поразительными их аргументы в защиту своей позиции. Они говорят: да, папа роется в моих вещах, но ему будет больно, если я буду запрещать ему. Да, мама бьет меня при моих друзьях, но ей будет обидно, если я накричу на нее. Мои родные вмешиваются в мои дела, говорят мне унизительные мерзости при свидетелях, вскрывают мою почту, тратят мои деньги, но… я не могу запретить им это, ведь им будет больно.

В чем здесь ключевой момент? Таких людей выращивали в состоянии спутанности границ. Их учили, что злиться, протестовать и защищаться - означает становиться менее удобным для родных, и за это наказывали. Им давали понять, что собственный дискомфорт - не повод доставить неудобство тем, кто является авторами этого дискомфорта. Чтобы позволить себе усомниться в привычной логике и рискнуть подумать иначе, нужно поставить необходимость этого «удобства» под вопрос. А в детстве их наказывали раньше, чем у них успевало возникнуть подобное сомнение.

Узнавание себя в этой зоне для такого человека - огромный риск и колоссальный труд. Потому, что им буквально приходится идти поперек собственной природы. И как уроборос, кусающий себя за хвост, это невозможно и возможно одновременно. Нужно лишь захотеть :)

* Уробо́рос (др.-греч. οὐροβόρος, от οὐρά «хвост» и βορός «пожирающий»; букв. «пожирающий [свой] хвост») - свернувшийся в кольцо змей, кусающий себя за хвост. Является одним из древнейших символов, известных человечеству, точное происхождение которого установить невозможно. // Википедия

Страницы:  « 1 2 3 4 5 6 »  »»