Размышления. 01.11.16

На прошлой трехдневке в моей группе второй ступени по гештальт-терапии была тема «работа с проекцией», и так мне было интересно про это работать, что вот уже скоро следующая группа, а у меня все какие-то мысли после прошлой группы появляются. Вот еще немного написала, пока у меня тут на море холодно.


Проекция, как я часто люблю говорить - это одна из основ высшей психической функции под названием «восприятие». Термин «проекция», разумеется, позаимстовван из математики, и там можно найти его изначальное значение. Нас проекция интересует как процесс автоматического перенесения внутреннего психического материала вовне. И прежде, чем разговаривать о том, что с ней не так и почему надо с проекцией «работать», надо хоть немного сказать, зачем она нужна, и что в ней так.


Нет ничего внутри, чего бы раньше не было снаружи, и если даже это сказал не Выготский, он однозначно мог бы. То есть, недифференцированное, смутное младенческое сознание по мере узнавания окружающего мира впитывает в себя впечатления, постепенно формируя внутренние образы объектов. И далее, чем яснее и однозначнее эти внутренние образы сформированы, тем меньше энергии требуется мозгу, чтобы распознавать объекты внешние, то есть, на сличение внутренних образов и внешних объектов уходит все меньше сил, и таким образом экономится энергия на нечто менее автоматическое.


Так, всякий раз, когда мой друг снимает с меня платье, я не думаю: «А он ли это?», я точно знаю, что это он. (И надо, наверное, позвать на помощь, если незнакомый мужчина пытается снять с меня платье). Я не угадываю, мои ли дети - эти дети вокруг меня, моя ли собака бежит ко мне, виляя хвостом (а если это чужая собака, то надо сделать каменное лицо и меньше махать руками на всякий случай), действительно ли это шумящее передо мной - трасса (и надо искать «зебру», чтобы пересечь ее и так далее). Восприятие помогает быстро ориентироваться в мире, поскольку все знакомые объекты, а также сложные схемы, в которые включены все эти объекты и связи между ними, - все это хранится в условном виде в наших головах. Поэтому ежедневно мы говорим «доброе утро» своим детям (а не прогоняем их из квартиры), садимся в свои машины (а не в чужие), приезжаем к себе на работу (а не в противоположный конец города), делаем на работе привычные дела отточенными способами, без всяких терзаний, а если и воюем с какой-то задачей, то силы на эту войну мы сэкономили как раз на задачах автоматических вроде мгновенного отличения сухого от мокрого, горячего от холодного, съедобного от ядовитого, опасного от полезного, близкого от далекого, а своего от чужого. Затем мы возвращаемся в свои дома по вечерам и не позволяем снимать с себя штаны и платья кому попало. Хотя… Это уже дело вкуса.


Что с проекцией не так? Да все с ней хорошо. Но как любой отточенный и эффективный инструмент, она делает нас более ригидными и менее готовыми им не пользоваться. И чем лучше она работает (чем бОльшую площадь мира, чем большее количество явлений покрывает своими интерпретациями, чем более разработанную картину действительности предлагает), тем меньше у нас оснований не пользоваться ее предложениями. Общий мессадж, который несет проективный процесс: «Я без сомнений знаю, чтО это». Согласитесь, знать такое приятно. С чего бы от этого отказываться?


Отказываться имеет смысл не всегда. А именно, если вас устраивает мир и то, как вы себя в нем чувствуете, можно не отказываться. Вот если какой-то из этих компонентов вас перестал устраивать, имеет смысл пересмотреть свой способ понимать действительность. Возможно, какие-то ваши представления устарели. Какие-то привычные способы думать стали слишком сильно вас ограничивать. Вероятно, дети выросли, а вы продолжаете говорить с ними, как с малышами. То, что вы привыкли считать съедобным, испортилось, стало ядовитым. Вам стало вредно холодное (горячее), и полезно мокрое (сухое). И здесь, конечно, нужна какая-то шутка про то, что с вас уже давно кто попало снимает платье, но я ее не придумала до конца, поэтому обойдемся без шуток.


Суть в другом. В психотерапии предполагается необходимым пересматривать механизмы восприятия и осмысления реальности. В англоязычной литературе вы можете встретить термин «meaning making» (присвоение значений), это то же самое. Если вы недовольны миром/собой, надо посмотреть, что вы понимаете под 1.миром, 2.собой и главное - 3.недовольством. Возможно, пришла пора поменять близкое, теплое и мокрое на далекое, зато сухое и полезное. Это если вкратце.


Работу с проективным процессом в гештальт-терапии чаще всего понимают очень узко. Танцуют обычно отсюда: «Нас раздражает в людях то, что мы не приняли в себе». То есть, прицельно трактуют феномен проекции как ошибку восприятия, которую нужно «разоблачить». Мол, на себя-то посмотрите, тетя, вместо чтобы на зеркало пенять… Да, безусловно, проекция продуцирует ошибки восприятия. Но, прежде всего, она обеспечивает САМО восприятие, а уже потом, по ходу дела - продуцирует ошибки. Поэтому прежде, чем заниматься разоблачением таких ошибок, имеет смысл исследовать сам процесс восприятия клиента, то есть - процесс meaning making, присвоения значений. Это и есть, на мой взгляд, наиболее правильный способ работы с проективным механизмом в психотерапии. А ошибки, ну… Ошибки сами собой «разоблачатся». То есть, исчезнут. Или останутся, и значит, они необходимы, чтобы картина мира осталась целой. Но здесь нет возможности об этом говорить.


А теперь сухая часть. Условия присвоения проекции в клиент-терапевтических отношениях.


  1. Достаточно высокий стартовый уровень рефлексии у клиента. То есть, если человек в принципе не очень готов всматриваться в свои внутренние процессы, не рассчитывайте, что он будет быстро присваивать проекции. Для начала у него нужно как минимум развить привычку задумываться над теми или иными своими душевными движениями. Ну или вчувствоваться в них.
  2. Уровень доверия клиента терапевту и наличие необходимого объема терапевтической поддержки, противостоящей стыду. То есть, если речь идет о присвоении негативных проекций, да и вообще - о том, что придется выяснять о себе некие вещи, где состоятельность человека дает сбои, то прежде, чем это делать, нужно убедиться, что он в состоянии вынести эти открытия в контакте с вами. Иначе а) не получится или б) вы больше не увидите его.
  3. Степень разработки темы, уровень исследованности данной конкретной проекции. То есть, если вы размышляете о том, не заняться ли вам обсуждением с клиентом темы, так ли уж он прав, что все люди сволочи и воры, имеет смысл до того (не пытаясь ничего присваивать) досконально исследовать, что вообще такое «все», «люди», «сволочи», «воры» и др. Пусть ваш клиент стопроцентно прав, но обсудите с ним смысл и наполнение самих понятий. А дальше будет видно.


Тел.: +7 (929) 5553855
Психологические услуги
Публикации и книги
ЧАВО
Первая ступень обучения гештальт терапии. Москва
Открыт набор в группу первой ступени обучения гештальт терапии Московского Гештальт Института Полины Юрьевны Гавердовской. Обучение проходит в Москве, по стандартам Европейской Ассоциации Гештальт Терапии (ЕАГТ)



Длительная терапевтическая группа

Длительная терапевтическая группа. Возможность не спеша позаботиться о себе. Группа под супервизией Полины Гавердовской. Осталось 4 места.

Подробнее >>