Размышления

С неосознаваемой завистью есть одна очевидная проблема: неосознаваемая кража. Понимаешь, что завидуешь, - можешь признать, найти центральную фрустрированную потребность, обдумать пути ее достижения, разработать план или оплакать недостижимое и двигаться дальше. Если зависть подавлена, все эти шаги невозможны. Остается тихо и невменяемо красть.

Давай накажем стул!


Одна из рабочих задач психотерапии: обучение различению внешней и внутренней феноменологии. В разных психотерапевтических направлениях это называется по-разному. В гештальте, например, так и называется: внутренняя феноменология (я подумал, я почувствовал, я сделал, мое мнение такое) и внешняя (они говорят, они идут, делают).


Что тут интересно? У одних людей этот навык работает хорошо. У других похуже. У третьих совсем плохо работает. Пока вы дитя, ваша мама может помочь вам побыстрее разобраться в некоторых причинно-следственных связях мира или помешать в них разобраться. Например, когда вам три года, и вы бежите козликом в синих рубчатых колготках по комнате, подворачиваете ножку, падаете и задеваете носом стул, то что говорит вам ваша умная мама? Она говорит: «Бедный мой козленочек, ты упал и больно ударился, давай пожалею». То есть, она ласково и ненавязчиво возвращает вам вашу феноменологию обратно.


А вот если вы бежите таким же козленочком по комнате, падаете и разбиваете носик о стул, а мама ваша не очень умная, она говорит: «Плохой стул ударил моего бедного козленочка, давай вместе ударим с тобой этот плохой стул!». То есть, не очень умная мама поддерживает беспорядочек в козлиной головочке. Мол, стул плохой, он сам набросился. Внешняя и внутренняя феноменология меняются местами.


Это я к чему? Вот вам уже 40 лет, вы поломали на своем веку 40 стульев, 2 дивана и 4 семьи. И сидите вы теперь и читаете пост в фейсбуке про козлов. И он вам не нравится. И по старой привычке вместо того, чтобы спросить себя: «А что со мной такое, когда я читаю этот пост про козлов? Что это за чувство смутно бродит во мне? Почему я так расстроен?», вместо этого вы идете и пишете глупость или гадость в комментариях к посту. Чтобы плохому автору поста было «бо-бо». То есть, вы продолжаете жить в мире капустного пюре «Тёма», подгузников «Хаггис» и мечты стать пожарником. А пора повзрослеть.


Слушаю видеозапись семинара Отто Кернберга. Он говорит: У тех видов животных, которые питаются подножным кормом, не хищных, участие самца в жизни самки и детенышей очень ограничено. Чаще всего он появляется для оплодотворения самки, и после сексуальной активности исчезает.

У хищников ситуация выглядит сложнее. Мозг млекопитающих растет и после рождения, поэтому детеныши долго остаются более или менее беспомощными. Самки нуждаются в опеке после появления детенышей, в защите и в пище (мясе), поэтому самцы хищников остаются со своими самками и детенышами еще какое-то время, чтобы заботиться о них.

В случае приматов самцы полностью интегрированы в семью и включены в сложные социальные иерархии внутри своей системы.


***


В этом контексте как-то новыми красками заиграли для меня тысячи историй про российских мужчин, которые по одиночке и небольшими группами, жуя, неторопливо бредут по зеленой, просторной нашей родине, заросшей сочной свежей травой, оплодотворяя и навсегда исчезая.

Вдруг все встало на свои места. Они же не только не приматы, но даже не хищники…

С группы, про контртрансфер немного:

Из каких соображений вы выбрали быть психологом? Возвращать заблудших, кормить большой мудрой грудью озябших, вызывать восхищение, трепет и зависть? Быть фокусником и умницей, тонкачом, заводилой? Подарком? Нести свет в непролазную тьму, в берендеев лес… А придется быть всякими другими вещами: пилой, бревном, чайником, лесником, инопланетянином, унитазом и куском говна. Хотите учиться на терапевта? Присоединяйтесь.

Где ты, мой трудный клиент? Антимануал


Если вы выбрали профессию психолога, вы, наверное, любите трудности. Чем еще объяснить такой поступок? Скорее всего, в детстве вам приходилось подолгу сидеть у окна, размышляя, от чего дорогая мама (или дорогой папа) поступили так, а не иначе. Почему милые родственники предпочитали намекать друг другу на взаимные претензии при помощи астмы или псориаза вместо того, чтобы говорить прямо, что их не устраивает? Зачем ваша мама в знак протеста против папиных гневных вспышек лежала в середине рабочего дня на кровати, накрывшись дубленкой вместо того, чтобы развестись? Для чего ваша бабушка зашила рукава на вашей кофточке? Ведь могла просто сказать, что много конфет есть вредно. Почему братик так любил говорить вам гадости? И что, в конце концов, всегда означало надутое лицо тети Сони, когда она являлась в ваш дом с визитом? Кстати, никто ее никогда не приглашал.

Думаете, это весь список? Я знаю о вас гораздо больше, но промолчу. Лучше сразу согласитесь, что вы стали психологом не от хорошей жизни, и тогда я перейду к делу.

Итак, раз вы стали психологом с горя, вы, наверное, и работать любите тяжело и с надрывом. А также - обсуждать это с коллегами. Ведь большая часть жизни психолога - это индивидуальная супервизия, супервизорские и интервизорские группы (это всё - такие места, где психологи обсуждают клиентов), а также просто одинокие размышления (сидя у окна) о том, почему же ваш трудный клиент поступил так, а не иначе. Что означало в последний раз его лицо? Зачем он говорит вам в интернете гадости? Почему он так любит лежать под дверью вашего кабинета по выходным? А главное, почему так трудно увидеть его у вас в кабинете в назначенный день и время, а потом почти невозможно получить с него если не оплату за пропущенную встречу, то хотя бы компенсацию за аренду офиса?

… Могу не продолжать? В общем, с трудными клиентами все в точности так, как было у вас дома: много непредсказуемого абсурда и мутного вреда.

Теперь к главному. Где же взять трудного клиента? Порой можно оттрубить целый год от заката до рассвета, и к вам сплошь будут приходить милейшие, трудолюбивые, внимательные люди, работающие над собой и демонстрирующие стремительный успех. (Так, конечно же, всегда происходит у меня). Но вы - другое дело, и если вы хотите побольше трудных клиентов, таких, чтобы было, о чем поговорить на супервизорских группах, у меня есть несколько верных советов, где их взять. Ведь в отличие от всех ваших родственников, клиенты просто так не ходят по вашей квартире, и надо уметь ими обзаводиться. Как? Трудный клиент легко узнается по характерным мелочам.

1. Способ связи. У вас на личной страничке указан предпочитаемый вами способ связи, и наверное это телефон. А может быть почта. Чтобы плотно сформировать свою практику из непонятных и сложных клиентов, реагируйте на всех, кто связывается с вами ДРУГИМИ способами, чем указано. Обязательно мгновенно отвечайте на смс и письма, на сообщения в ЛС, Скайп, Твиттер, Телеграм, ВК, Фейсбук, Пинтерест и Одноклассники. А также в Инстаграм. Масса людей в интернете только и ждут, чтобы задать вам животрепещущие вопросы, начинающиеся со слов «Вот вы психолог, тогда скажите, почему…». Особенно они любят делать это в вашем личном аккаунте, где вы просто выкладываете котиков и плюшки. Примерно 1% из этих людей дойдут к вам на консультацию, и после нее вы будете сидеть у окна на подоконнике и думать, что все это значило (все, как вы хотели).

Да! Всегда берите трубку, если ночью или в выходной (праздник еще лучше!) звонит незнакомый номер. Это очень продвинет вас к цели.

2. Диалог. После того, как будущему клиенту удалось с вами связаться, ему захочется получить помощь прямо в диалоге, без всех этих формальностей вроде визита, встречи и, конечно, оплаты. Эта игра называется «Спроси». Не отказывайтесь от нее, включайтесь в переписку. Если в первом же письме (комментарии) есть описание проблемы на 37 тысяч знаков, внимательно прочтите все от и до и попытайтесь понять, что все это значит. Доступно и развернуто ответьте автору, использовав весь свой профессиональный и личный потенциал. Поддерживайте переписку, своевременно реагируйте на дополнительные вопросы, которые тут же полезут из всех щелей, как грибы после дождя. Примерно через полгода после начала игры «Спроси» (при условии, что вы играли в нее с тысячей человек) у вас появятся первые клиенты из игры. Это будут трудные клиенты, я гарантирую.

3. Реакция на границы и условия. Когда вы получаете сообщение или звонок от будущего клиента, закономерно возникают вопросы о цене вашей сессии, месте вашего офиса и другие формальности. Выбирайте тех клиентов, у которых есть максимальное количество комментариев по каждому пункту.

«Три тысячи рублей? Есть такие цены?!» - берите, наш человек.
«Дегунино? А в Жулебино вы не принимаете?» - то, что надо.
«А может быть, вы приедете ко мне?» - это вообще джек пот. Будет, о чем поговорить на супервизорской группе.
«Простите, а сами вы замужем?» - парадоксальные вопросы, это заявка на целый год посещения супервизорской группы по итогам работы.

Чем больше комментариев, тем лучше: «А можно налом?», «А можно не налом?», «А можно на счет банка Китежград, у меня там счет», «А почему проценты за трансфер включены в стоимость, это не моя проблема», «А почему вы принимаете дома/в офисе?», «Хочу вечером в субботу, у меня там недалеко от вас массаж, кружок африканской керамики, ауро-терапевт». В общем, как только встречаете человека, у которого есть масса комментариев относительно ваших границ - держитесь за него, не отпускайте.

4. Первая встреча. Да неужели вы встретились со своим трудным клиентом? Этого не может быть. Скорее всего, минутная стрелка часов покажет время, на которое вы договорились, затем стрелка сползет дальше, а вы все также, как и полчаса назад, будете сидеть у окна на подоконнике и думать о том, что же, в конце концов, все это значило… Потом и вы сползете и отправитесь на супервизию или в бар.

P.S. После того, как вы не смогли встретиться в первый раз, трудный клиент обычно пропадает. Звоните и пишите ему, пытайтесь выяснить, что случилось. Ведь он вам так нужен. Если же вы получили от него сообщение с подробным описанием бедствия, помешавшего прийти, запишите его на консультацию снова. Затем - снова и снова. И так далее.

Однажды становится понятно, что имел в виду Карл Витакер, говоря: «Вопрос о конечной цели нашей работы становится яснее, если вспомнить, что смерть - единственный универсальный симптом». Если смерть - единственный универсальный симптом, то время - единственная универсальная валюта. Единственное, что нельзя вернуть. Поэтому время, наверное, единственный физический аналог любви. То, на что (на кого) вы тратите время (свою жизнь перед смертью), - то, того и тех вы любите. Те, кто любит вас, находят для вас время. Тот, кому некогда, кто отвечает на сообщения раз в день, у кого есть для вас только полчаса в следующий вторник, тот не стоит времени. Вашего времени. Перезвоните ему через год. Если вообще вспомните, кто это.

Как выбрать психолога? Субботнее

Искать психолога в интернете - все равно, что искать жену на подиуме: можно оконфузиться. Впрочем, если жена нужна вам, чтобы ходить в гости, а потом вы даете ей хлороформ до следующего выхода в свет, тогда не страшно. Нравится, не нравится, - спи, моя красавица.

С психологами то же: не факт, что говорящая фотография разбирается в людях, а главное - может помочь. Скажу больше - обычно все ровно наоборот. Самые вдумчивые, тонкие, глубокие терапевты - говорят и пишут на публику плохо, поскольку их характеризует скорее депрессивный или слегка шизоидный радикал. Меж тем, истероидные и нарциссичные писатели (у которых весь внутренний мир снаружи) продуцируют тексты километрами: о себе, о людях, о мире, а также - о себе, о себе, о себе и о себе. И еще немного о людях и себе. В общем, есть, что почитать.

Спросите меня теперь, как же искать психолога. Да по рекомендации. Ко мне я бы, например, не ходила никогда. Ну, разве что мне меня кто-то порекомендует. Так когда-то и было.

Хороших вам выходных.

Ресурсы и ограничения


Психологи любят говорить про ресурсы. Что-то хочешь? Давай поищем ресурсы это сделать. Нет сил? Давай поищем ресурсы, которые могут тебя поддержать. Чего-то у тебя нет? Не хвататет? Нужны ресурсы, чтобы этого самого достать, да побольше. Я думаю, в какой-то момент это становится, как минимум штампом, останавливающим мысль, а как максимум - обманом, лицемерием, читерством. Дело в том, что не все можно соорудить, изыскав ресурсы. Некоторые вещи достать, конечно, можно, но у вас нет столько ресурсов. А какие-то вещи достать просто не удастся. Не получится. Ваша жизнь короче, у вас нет столько здоровья. У вашего папы, мужа, любовника нет в наличии таких денег. Или они не собираются давать их вам в таком размере. Или человек, которому вы перешли дорогу, обладает большей властью. Или то, что вы хотите сделать, не зависит от денег, но у вас нет таких талантов. Их просто нет, и бесполезно искать ресурсы.


Я имею в виду простые грубые вещи: ваши ограничения. Если у вас паралич с детства, бесполезно искать ресурсы, которые помогут вам выступить в балете на льду. Или вы хотите иметь десять детей, а яйцеклеток у вас нет вовсе. Или вы хотите наказать бандита, который помял вам машину, а у вас даже заявление в полиции удивительным образом не хотят принять. Какие тут можно найти ресурсы? Здесь речь не о ресурсах, а об ограничениях.


Задача психотерапии - поддержать признание того, что есть, поддержать контакт с реальностью. А задача психотерапевта - не врать. То есть, так и сказать: «Слушай, чувак, ты же в кресле с рождения. Какой еще балет на льду? Давай ка лучше изучим вместе, из чего состоит вообще твоя жизнь? Как получилось, что ты тратишь столько душевных сил (ресурсов, между прочим) на мечту о карьере фигуриста вместо того, чтобы сделать что-то более реальное? Например, выучиться на турагента.


Я думаю, разговор «ресурсы/ограничения», - это все тот же разговор о расширении осознавания. Это я могу, это не могу. Это у меня есть, этого нет. И не предвидится. И придется, наверное, горевать, плакать, прощаться с какими-то мечтами, да. И в конечном счете это к лучшему потому, что прощание с тем, чего нет, приведет к лучшему контакту с тем, что есть, с настоящим. «Настоящее» здесь упомянуто и в смысле «всамделишное» и в смысле «которое сию секунду». Что, в общем, одно и то же, но не лишне об этом напомнить.


В такие моменты мою философию почему-то иногда кренит в английский язык. Не так давно тут рассуждала, что destiny (судьба) и destination (точка назначения) - это однокоренные слова. В смысле, судьба - это место, куда ты в итоге попал.


А вот в случае с настоящим и всамделишным эти два английских слова интересно разошлись. Настоящее - real, но в смысле текущего момента - present. Зато present у них еще и «подарок». Что тоже неплохо. Понятия не имею, что все это означает :)

На прошлой трехдневке в моей группе второй ступени по гештальт-терапии была тема «работа с проекцией», и так мне было интересно про это работать, что вот уже скоро следующая группа, а у меня все какие-то мысли после прошлой группы появляются. Вот еще немного написала, пока у меня тут на море холодно.


Проекция, как я часто люблю говорить - это одна из основ высшей психической функции под названием «восприятие». Термин «проекция», разумеется, позаимстовван из математики, и там можно найти его изначальное значение. Нас проекция интересует как процесс автоматического перенесения внутреннего психического материала вовне. И прежде, чем разговаривать о том, что с ней не так и почему надо с проекцией «работать», надо хоть немного сказать, зачем она нужна, и что в ней так.


Нет ничего внутри, чего бы раньше не было снаружи, и если даже это сказал не Выготский, он однозначно мог бы. То есть, недифференцированное, смутное младенческое сознание по мере узнавания окружающего мира впитывает в себя впечатления, постепенно формируя внутренние образы объектов. И далее, чем яснее и однозначнее эти внутренние образы сформированы, тем меньше энергии требуется мозгу, чтобы распознавать объекты внешние, то есть, на сличение внутренних образов и внешних объектов уходит все меньше сил, и таким образом экономится энергия на нечто менее автоматическое.


Так, всякий раз, когда мой друг снимает с меня платье, я не думаю: «А он ли это?», я точно знаю, что это он. (И надо, наверное, позвать на помощь, если незнакомый мужчина пытается снять с меня платье). Я не угадываю, мои ли дети - эти дети вокруг меня, моя ли собака бежит ко мне, виляя хвостом (а если это чужая собака, то надо сделать каменное лицо и меньше махать руками на всякий случай), действительно ли это шумящее передо мной - трасса (и надо искать «зебру», чтобы пересечь ее и так далее). Восприятие помогает быстро ориентироваться в мире, поскольку все знакомые объекты, а также сложные схемы, в которые включены все эти объекты и связи между ними, - все это хранится в условном виде в наших головах. Поэтому ежедневно мы говорим «доброе утро» своим детям (а не прогоняем их из квартиры), садимся в свои машины (а не в чужие), приезжаем к себе на работу (а не в противоположный конец города), делаем на работе привычные дела отточенными способами, без всяких терзаний, а если и воюем с какой-то задачей, то силы на эту войну мы сэкономили как раз на задачах автоматических вроде мгновенного отличения сухого от мокрого, горячего от холодного, съедобного от ядовитого, опасного от полезного, близкого от далекого, а своего от чужого. Затем мы возвращаемся в свои дома по вечерам и не позволяем снимать с себя штаны и платья кому попало. Хотя… Это уже дело вкуса.


Что с проекцией не так? Да все с ней хорошо. Но как любой отточенный и эффективный инструмент, она делает нас более ригидными и менее готовыми им не пользоваться. И чем лучше она работает (чем бОльшую площадь мира, чем большее количество явлений покрывает своими интерпретациями, чем более разработанную картину действительности предлагает), тем меньше у нас оснований не пользоваться ее предложениями. Общий мессадж, который несет проективный процесс: «Я без сомнений знаю, чтО это». Согласитесь, знать такое приятно. С чего бы от этого отказываться?


Отказываться имеет смысл не всегда. А именно, если вас устраивает мир и то, как вы себя в нем чувствуете, можно не отказываться. Вот если какой-то из этих компонентов вас перестал устраивать, имеет смысл пересмотреть свой способ понимать действительность. Возможно, какие-то ваши представления устарели. Какие-то привычные способы думать стали слишком сильно вас ограничивать. Вероятно, дети выросли, а вы продолжаете говорить с ними, как с малышами. То, что вы привыкли считать съедобным, испортилось, стало ядовитым. Вам стало вредно холодное (горячее), и полезно мокрое (сухое). И здесь, конечно, нужна какая-то шутка про то, что с вас уже давно кто попало снимает платье, но я ее не придумала до конца, поэтому обойдемся без шуток.


Суть в другом. В психотерапии предполагается необходимым пересматривать механизмы восприятия и осмысления реальности. В англоязычной литературе вы можете встретить термин «meaning making» (присвоение значений), это то же самое. Если вы недовольны миром/собой, надо посмотреть, что вы понимаете под 1.миром, 2.собой и главное - 3.недовольством. Возможно, пришла пора поменять близкое, теплое и мокрое на далекое, зато сухое и полезное. Это если вкратце.


Работу с проективным процессом в гештальт-терапии чаще всего понимают очень узко. Танцуют обычно отсюда: «Нас раздражает в людях то, что мы не приняли в себе». То есть, прицельно трактуют феномен проекции как ошибку восприятия, которую нужно «разоблачить». Мол, на себя-то посмотрите, тетя, вместо чтобы на зеркало пенять… Да, безусловно, проекция продуцирует ошибки восприятия. Но, прежде всего, она обеспечивает САМО восприятие, а уже потом, по ходу дела - продуцирует ошибки. Поэтому прежде, чем заниматься разоблачением таких ошибок, имеет смысл исследовать сам процесс восприятия клиента, то есть - процесс meaning making, присвоения значений. Это и есть, на мой взгляд, наиболее правильный способ работы с проективным механизмом в психотерапии. А ошибки, ну… Ошибки сами собой «разоблачатся». То есть, исчезнут. Или останутся, и значит, они необходимы, чтобы картина мира осталась целой. Но здесь нет возможности об этом говорить.


А теперь сухая часть. Условия присвоения проекции в клиент-терапевтических отношениях.


  1. Достаточно высокий стартовый уровень рефлексии у клиента. То есть, если человек в принципе не очень готов всматриваться в свои внутренние процессы, не рассчитывайте, что он будет быстро присваивать проекции. Для начала у него нужно как минимум развить привычку задумываться над теми или иными своими душевными движениями. Ну или вчувствоваться в них.
  2. Уровень доверия клиента терапевту и наличие необходимого объема терапевтической поддержки, противостоящей стыду. То есть, если речь идет о присвоении негативных проекций, да и вообще - о том, что придется выяснять о себе некие вещи, где состоятельность человека дает сбои, то прежде, чем это делать, нужно убедиться, что он в состоянии вынести эти открытия в контакте с вами. Иначе а) не получится или б) вы больше не увидите его.
  3. Степень разработки темы, уровень исследованности данной конкретной проекции. То есть, если вы размышляете о том, не заняться ли вам обсуждением с клиентом темы, так ли уж он прав, что все люди сволочи и воры, имеет смысл до того (не пытаясь ничего присваивать) досконально исследовать, что вообще такое «все», «люди», «сволочи», «воры» и др. Пусть ваш клиент стопроцентно прав, но обсудите с ним смысл и наполнение самих понятий. А дальше будет видно.


Вторая ступень обучения гештальт-терапии (МГИ). Работа с проективным процессом в гештальт-терапии. Понятие, стратегия и тактика работы с феноменом проекции в терапевтическом процессе. Примеры и упражнения. Плюс дословный транскрипт лекции. Аудиозапись лекции.


***


Транскрипт:

Что касается темы («Работа с проекцией в гештальт-терапии». У нас так будет построена вторая ступень, которая часть базовой программы. Она состоит из тематических циклов, когда у группы есть тема. Из терапевтических групп, как у нас было в конце года, когда у нас три дня была терапевтическая группа. И будут супервизовские циклы, когда вы будете делать работы (терапевтические). Вот такие три сорта групп.
Сейчас у нас цикл тематический. Мы будем продолжать исследовать, как с разными вещами работать. У нас первый или второй цикл второй ступени был посвящен работе со слиянием.

Планирую эти три дня посвятить работе с проекцией.

У нас уже была (на первой ступени) группа под названием «проекция». Но это не была группа по работе с проекцией. Как выглядит первая тематическая группа первой ступени? При помощи определенных упражнений у вас создается переживание, которое мы потом обсуждаем. То есть, при помощи упражнений мы создаем переживание, позволяющее пережить опыт проецирования на собственном опыте. Это может быть в парах и в индивидуальном опыте. Вспоминаете? Классическое упражнение - это «игрушка» или та же «мятая бумажка». Работа с собственным телом и собственной психикой, вспоминаете, да?

Эти три дня будут другие, хотя какие-то куски теории неминуемо будут напоминать те потому, что теория про то, что такое проекция, - не изменилась со времен вашей первой ступени, поэтому теория будет повторяться в любом случае.
Эти три дня будут посвящены тому, как работать с проекцией, когда вы - терапевт.


Голос из группы:
- А будем проходить, как работать с эротическим переносом?

ПГ: Не уверена, что мы сумеем тут так быстро «сбацать» эротический перенос. И тема, в которой мы будем этого касаться, это тема под названием «терапевтические отношения». Эта тема не сейчас.
Но мы будем при помощи разных веселых упражнений создавать переживания проекции и обсуждать. Сильно вас приглашаю работать в центре.

Голос из группы: - А как будут построены упражнения в центре?

ПГ: Как обычно: клиент, терапевт и мы, аплодирующие.

У меня есть идея в эти три дня расширить вам представление о том, что такое проекция. Я припасла упражнения, которые я очень сильно люблю, которые я еще в группах не делала. Моя идея состоит в том, что я думаю, что всё - проекция, и я хочу, чтобы вы этой идеей пропитались. Давайте просто подискутируем. Как вы понимаете, что это такое.

Голос из группы:

- Что такое проекция?

ПГ:

- Да, что такое проекция? И какие есть варианты с ней работать из того, что вы уже видели?
- Когда я что-то свое приписываю другому?
- Да.
- Как не ошибиться? Вот я стала вчера спрашивать Андрея, не уходит ли он из группы, а все решили, что это проекция, и это я сама хочу уйти из группы. Как понять, проекция это или нет? Мое это или не мое?
- Ты обнаружила, что это действительно «твое»?
- Я имею в виду, как не ошибиться, что это действительно была проекция? Вдруг я решу, что что-то проекция и ошибусь?

ПГ: Ничего страшного.

- Но ведь ты вчера сделала такую интервенцию, спросила меня, проекция это у меня про Андрея или нет. И ты ошиблась.

- Ну, ничего страшного, если я ошиблась. А главное (что касается тебя и Андрея) - не факт (что я ошиблась).

Смех

ПГ: Я объясню свою шутку. Я не имею в виду, что я думаю, что ты на выход собралась. Проекция не всегда работает прямо, зеркально. Это может быть более сложно. Например:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому что Кристина сама уходит. Это может быть чуть-чуть сложнее. Или:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому, что от Кристины все уходят. Или:

• Кристина думает, что Андрей уходит, потому, что она хочет, чтобы Андрей ушел.

Кристина:

- Кристина думает, что Андрей уходит потому, что от Кристины уходят все Андреи…

(Смех)

Голос из группы:

- Мы уже начинаем верить, что все проекция.

ПГ: Похоже, я быстро справилась со своей задачей. Все по домам! «Как объяснить за три минуты, что все проекция?». Я хочу возбудить вашу фантазию. Как вы вообще этот феномен проекции понимаете для себя.

Голос из группы:

- Для меня это какое-то утверждение обо мне или о другом человеке, не проверенное с этим человеком, так ли это на самом деле. Например, когда человек говорит мне обо мне или о другом человеке «я точно знаю» что он». Некая трансформация события в прошлом - в будущее. Без проверки, так ли это на самом деле.

Голос из группы:

- Или сидит руководитель, смотрит сотрудника и ему кажется, что он об этом человеке все знает потому, что он типа опирается на свой опыт десятилетний. Ему кажется, что он разгадал человека за пять минут, что это такой-то типаж, это же тоже все проекция, но он называет это опытом.

Голос из группы:

- Хочется еще отделить проекцию от интроекции. Проекция - это некий опыт, который случился, и он переносится на все будущие ситуации, а интроекция - это когда опыта не было, была некая информация, а ты ее воспринял как факт. «Все блондинки тупые» - это не опыт, а информация, которую ты в себя просто впустил.

ПГ: Хорошее замечание. Проекция, как и интроекция, как любой механизм прерывания, - это застывший способ вести себя и думать. Проекция - это застывший способ воспринимать что-то. А интроекция - это застывший способ вести себя как-то, чего-то например не делать, или вести себя определенным образом. Проекция имеет большее отношение к восприятию. Интроекция имеет большее отношение к поведению, например к воздержанию от чего-то. «Так делать нельзя», «я не буду так делать», «В моей семье этого никто никогда не делал», или наоборот - «делали, и я буду».

Голос из группы:
- А здесь есть везде еще слияние? Слияние с идеей? В таком убеждении есть слияние с идеей? «Так - всегда»?

ПГ: Все правильно ты говоришь. Почему слияние идет первым? До проекции, интроекции, ретрофлексии? Потому, что перво-наперво надо осознать, что что-то ЕСТЬ. Пока я не осознаю, что что-то есть, я в слиянии с этим способом себя вести, с этим способом думать и воспринимать. Поэтому, прежде, чем работать с проекцией, интроекцией, ретрофлексией, надо научиться работать со слиянием, научиться человеку показывать: «смотри, как ты делаешь». И когда первый выход из слияния состоялся, он говорит: «ух-ты действительно, я так делаю».

Дальше ты приступаешь к работе с конкретным прерыванием.
Конечно, все переходит из одного в другое, и это понятно. Интроекция очень сильно связана с ретрофлексией. Когда я сильно останавливаю энергию из-за того, что что-то должно очень сильно быть, что тот определенным образом нельзя сделать, что-то должно останавливаться, что-то должно сильно быть связано с правилами с привычным каким-то течением, которое нельзя поменять.

Проекция очень сильно связана с интроекцией. Людям очень свойственно свои интроективные мысли бессознательно проецировать.
Голос из группы:

- Для меня проекция - это прежде всего в моем случае, когда я думаю, исходя из своего опыта сужу о человеке. Я представляю его через себя. Как будто у него такие же процессы, как у меня и как будто я могу на это опираться.

ПГ: Это самая большая засада, - принять, что я автоматически проецирую свой внутренний мир на других людей. В тот самый момент, когда я это принимаю, я понимаю, что может быть РАЗНИЦА.

Голос из группы:
- Сильно мешает, когда 20 раз уже попадал.

ПГ: Это сильно мешает, когда часто угадываешь. Но совпадения - это не идентичность. Да и оценить, что совпадение, а что нет, - мы можем тоже лишь в силу своей ограниченности. «Оно» для нас «похоже», но если мы не разбираемся в грибах, для нас все грибы одинаковые. На самом деле мы просто не очень хорошо разбираемся в грибах, на самом деле они все разные. Но мы говорим: «Я уже пять раз сшиб одинаковые грибы, пока шел домой».

Но на самом деле это неизвестно.
Важно все проверять, но некоторые вещи вообще невозможно проверить. Мне кажется, что с проекцией проверять важно, но также надо допускать, есть что-то, что проверить нельзя, что оно будет другим и что оно все равно будет отличаться. А также знать, что у меня есть некоторая привычка проецировать свой мир на других людей.

Это создает некое пространство, куда можно вместить и сомнения и проверку, и какой-то обмен: «А у тебя это так? А как ты думаешь? А у меня по-другому».

Голос из группы:
- То есть, проекция - это когда ты смотришь на внешний мир через призму своего собственного внутреннего мира, и свой собственный процесс переносишь на внешний? Типа, все меня бросили и поэтому все козлы. Я когда-то испугалась, и теперь мир всегда страшный?

ПГ: Да. А я вам рассказывала про проекцию, как фильтр? Мне в последнее время ближе рассматривать защитный механизм не как сбой восприятия, который надо чинить, а просто как вид психического процесса. Что я имею в виду? Крайне редко в каких-то клинических случаях мы проецируем на мир то, чего совсем нет. Это называется паранойя. Чаще всего мы проецируем фильтр на мир, мы отбираем из мира то, что там действительно есть, по какому-то принципу.

Голос из группы:

- Мы пытаемся понять мир.

ПГ: Да. Но речь вот о чем. У нас всегда существует некоторая потребность, предположительно фрустрированная. Какая-то нехватка. Наиболее упрощенный способ объяснять это через пример с пищевой потребностью: когда я хочу есть, я буду замечать только кафе. Кафе есть на самом деле, если они мне не мерещатся. Если кафе мне мерещатся, то это бред. А если кафе действительно существуют, но я замечаю только их, это указывает на определенную нехватку ВО МНЕ.

Более полезным мне представляется рассматривать проекцию, как указание на некоторый дефицит. Что за внутренний процесс у меня происходит, что я это заметил ЭТО? И замечаете ли вы, что в этом случае проекцию чинить не нужно? Не нужно говорить: «А как ты понял, что это - именно кафе?». Явно это - не то направление, в котором нужно мыслить, потому что ясно, как человек это понял: там буквы, там написано «Ка-фе», речь не об этом. Нужно спрашивать его: «А что с тобой происходит, что ты замечаешь столько кафе. Может ты голодный?».

Это способ понимать проекцию, НЕ КАК что, что-то надо чинить.

У меня был забавный эпизод много лет назад, у меня был коллега, с которым у меня были какие-то непонятные отношения, в общем, ему не нравилось, что он натыкается в интернете на упоминания там меня. Выяснилось это следующим образом. Мы говорили по телефону по работе, он сказал: «Гавердовская, как же ты достала. Куда в интернет не войдешь, везде про тебя написано».
Я очень удивилась и ответила: «Такого не может быть. Я не настолько популярна, чтобы везде быть, чтобы везде про меня было
написано. Что это, интересно, за страницы? И что конкретно там написано?». Он мне ответил примерно так: «Да не знаю я! Туда зайду - написано про тебя. Сюда зайду - написано!».

Оказалось, «Озон» пытается распродать остатки моих книжек, и они настроили себе «директ». И в Яндексе показывается контекстная реклама. Но, дорогие мои, контекстная реклама показывается не всем, а только после того6 как ты вбил что-то в поисковике, после этого тебе начинают ЭТО и показывать.

И тогда я ему говорю: «Скажи, пожалуйста, а ты что - мной интересуешься? Ищешь меня в поисковике? С чего тебе Яндекс меня показывает? Мне, например, не показывает». Ну и так далее.

Это смешная метафора проекции. «Ты что-то сделал для того, чтобы везде меня видеть. Но то, ЧТО я сделал, я вытеснил, и остался только результат». Поэтому, возвращаясь к вопросу «проекция как фильтр»: это ведь не что-то, что нужно чинить, ведь мой коллега действительно «меня везде видел». На всех тех страницах, где он пытался купить средство для мытья окон и куриный крылышки, он действительно видел рекламу Озона. Но речь не об этом, а о том, какая этим руководит нехватка.

Чинить надо не это и чинить надо не там.
Поэтому здесь в работе с проекцией не годятся наши знакомые вопросы из упражнений первой ступени типа «как ты это узнал» или «как ты проверяешь». Здесь с этим все в порядке, проверять не нужно. Там действительно везде было написано «Гавердовская». Чинить нужно не это. Здесь нужны более сложные вопросы, из серии: «Замечаешь ли ты, что ты везде замечаешь Х?» и «Что это про тебя?».

***

Про смысл проекции вообще в психической жизни: какую полезную функцию она выполняет?

Голос из группы:

- Безопасность. Когда ты думаешь, что другие устроены примерно так же как, как ты, это спокойнее. Это предсказуемо. Другой не так опасен.

Голос из группы:
- А если ты думаешь про всех, что они маньяки?

ПГ: Да, иметь бред всегда опасно для жизни. Но ты предлагаешь нам уйти в сторону психоза. Думать, что вокруг тебя одни маньяки, это не хорошо.

Голос из группы:
- Нет, а если ты считаешь себя дружелюбным, и никому не вредишь, то, входя в новое помещение, ты чувствуешь себя более безопасно. Какой им смысл мне вредить? Это же проекция? Снижает тревожность.

ПГ: Ты правильно говоришь, что воспринимать объекты как знакомые - это снижает тревогу. Это только часть ответа. Кто даст еще одну часть ответа?

Голос из группы:
- Сохранение энергии психики? Один раз увидел объект, и уже воспринимаешь его как знакомый.

ПГ: Совершенно верно. Проекция позволяет экономить энергию на восприятии. Вместо того, чтобы заново тестировать реальность, заново исследовать, заново сортировать. Вместо того6 чтобы заново сортировать объекты на знакомые и не знакомые, опасные и не опасные, можно сделать это один раз. А если мы не умеем проецировать, тогда у нас не будет знакомых объектов, они будут всегда незнакомые. Корсаковский синдром, отсутствие кратковременной памяти. Проекция действительно позволяет накапливать опыт. Она выступает и как позитивная и как отрицательная вещь. Да, я накапливаю опыт, и с года мокрое для меня - это мокрое, горячее - это горячее, маму я воспринимаю как маму, съедобное, как съедобное, несъедобное как несъедобное, и мне не нужно это все время проверять.
Но тот же самый опыт в более сложных вещах делает меня зашоренным. Про что тоже неоднократно упоминали. «Однажды мне здесь отказали, я больше сюда не пойду». «Этот человек - злой человек, потому что у него такие брови».

Поэтому проекция по большому счету очень полезна, и вообще все восприятие - это проекция. Однажды узнавая как звук, форма и внешний вид предметов связаны между собой, мы формируем целостный образ предмета, и он не должен распадаться. В нас хранятся эти целостные образы предметов. Потом мы учимся их называть, и у нас при звучании этого слова сразу возникают образы этих предметов. Это благостный механизм под названием «проекция». «О, пришел Вася! В прошлый раз, когда приходил Вася, он выглядел так же, был такой же на ощупь и так же пах. Точно, Вася!».

Так я экономлю на знакомстве. Мне не надо заново узнавать Васю. Я увидела Васю, обратилась к своему образу Васи, сопоставила: все, пришел Вася. К тому же, проекция помогает создавать долгосрочные отношения.

Голос из группы:
- Похоже, как будто «раззиповывается» файл. Да? Ты говорила, что у тебя так бывает с клиентами, которых долго не было.

ПГ: Да, похоже. Но надо все равно проверять, все ли актуально из того, что «раззиповалось». «Все еще у тебя две жены? Или уже три? Что тебя на сей раз беспокоит?». Вопрос, чем проекция в контакте может мешать в контакте?

Голос из группы:
- Объективности может мешать?

ПГ: Никакой объективности не существует.

- В контакте может мешать.

ПГ: Как?

Голос из группы:

- Ты никогда не выйдешь в контакт потому, что ты заранее все решил и прервал потому, что подумал: «Ты на меня так посмотрел потому, что разозлился на меня, и я теперь тебе ничего не скажу. Тот спросит: «А чего ты молчишь?» - «Потому, что ты на меня злишься!». Вот тебе контакта и нет.

ПГ: Это еще хорошо, если он так скажет. А то может ответить (противным голосом): «Ничего…».

(Смех)

ПГ: Ты описываешь все три, а то и четыре механизма (прерывания). «Он разозлился на меня» - проекция. «Ему ничего не надо говорить» - интроекция. И сверху всего этого - сдерживание. Ретрофлексия.

Голос из группы:
- Получается, мы лишаемся новизны.

ПГ: Да. Проекция делает очень предсказуемым мир, и он оказывается предсказуем в пределах моего мозга. Не может произойти тогда чудес. Никаких, даже если они были. В опыте очень важен тот, кто этот опыт накапливает. Как говорил Дан Ван Баален: «Нас шесть детей у мамы, и когда мы обсуждаем нашу маму, это шесть разных мам. А это одна и та же мама, которая нас растила, но нам никогда не удается сойтись, какая она. Она может действительно с каждым из нас была немножко другая, но это один и тот же человек».
Поэтому, когда мы с клиентом работаем и имеем дело с проективным материалом, это тоже важный вопрос, который надо задать: «Как ты это выяснил? Как ты это проверял? Как конкретно это было?» - все эти вопросы, при помощи которых мы проверим, как он тестирует реальность, задать нужно. Но когда вы убедились, что на все вопросы он отвечает вменяемо, а проблема остается, это значит, что время перемещаться на противоположный полюс: начинать спрашивать его: «А замечаешь ли ты, что ты все время отбираешь ЭТО?».

Голос из группы:

-То есть, сначала нужно убедиться, что ситуация объективная, а затем, когда убеждаемся, что она объективна, возвращаем ответственность?

ПГ: Да. Или она НЕобъективна, и тогда нужно там подправить. Но когда это сделано, остается главное: «Когда ты рассказываешь мне об этом, ЧТО С ТОБОЙ? Да, на любой сайт, на который ты заходишь, есть упоминания об Х. ЧТО С ТОБОЙ, когда ты говоришь мне об этом?". Этот вопрос позволяет терапевту приблизиться к той нехватке, в результате которой сформировался такой фильтр, который ТАК отбирает.

Давайте спекулировать? Например, почему этот человек так ко мне не безразличен? Сначала он мое имя вбивает в поисковике, потом его очень раздражает, что «везде» продается моя книжка.

Голос из группы:

- Зависть?

ПГ: Про зависть это обычно у других все понятно, а у себя не очень. «В лоб» к этому прийти обычно никогда нельзя. И это не финальный ответ. Зависть, и что? И что мы с этим будем делать, потому что это тоже не финал.

Голос из группы:

- Надо выяснить, что это за потребность, каким образом она фрустрирована, и как он пробует ее насыщать, и пробует ли?

ПГ: Да, верно, а что же это за потребность? Ведь не может быть такой потребности: «Хочу, чтобы если вбить меня в Яндексе, то чтобы везде продавалась моя книжка». Не может быть такой потребности. Да и «признание» - не может быть такой потребности. Что это за потребность такая «признание»?

Голос из группы:

- В любви? Нарциссическая потребность в любви?

ПГ: Нет такой нарциссической потребности в признании, если уж мы обратились к теории нарциссизма. В теории нарциссизма сказано, что надо, чтобы меня любили без всех этих достижений. То есть, здесь многоходовка. Много-много-много-многоходовка.

Но вообще-то, это уже колоссальный терапевтический успех, если клиент вам скажет: «Как же меня бесит Гавердовская, когда в Яндекс не войдешь, везде ее книжка продается» и сразу после этого скажет вам: «Как же я хочу любви», - такой скачок - это полшага до победы.

За одну сессию таких скачков не бывает.

НО: Замечаете ли вы тот смысловой сдвиг, на который я показываю? Не «как ты это проверил?», а «что с тобой, когда ты…?». Дальше могут быть варианты: «Что ты говоришь, когда ты говоришь это мне?» или «Что с тобой, когда ты это обнаруживаешь?», «Почему это так важно?» …

Голос из группы:
- «Почему тебя это бесит?».

ПГ: Да, «Почему тебя это бесит?». Но для начала: «Замечаешь ли ты, что тебя это бесит?». А потом: «А что тебя здесь бесит?».
Основная мысль моя проста. Раньше (на первой ступени) мы исследовали проекцию, как собственный феномен, и достаточно было любого из этих вопросов: «А проверял ли ты?», «Как ты это узнал?», «Спроси меня, правда ли это?» - клиентские линзы. То через терапевтические линзы (на второй ступени) это будет иначе. Если задача клиента состоит в том, чтобы заметить «Что-то меня перекосило», то задача терапевта на этом только начинается. После того, как клиент заметил, что его перекосило, задача терапевта - исследовать, какая потребность под этим фрустрирована, и создает такое искажение.


МГИ, сентябрь 2016.

Тел.: +7 (929) 5553855
Психологические услуги
Публикации и книги
ЧАВО
Вебинар-тренинг «Пиши!»
Представляем вашему вниманию тренинг для психологов «Пиши!». Тренинг рассчитан на практикующих психологов, которые заинтересованы в расширении собственной практики при помощи публикаций в Сети. В программе тренинга супервизия вашей практики, выделение вашей ЦА, формулировка вашего УТП, обсуждение специфики психологической публицистики, создание плана вашей первой публикации.

Автор и ведущий тренинга - создатель и директор Психологического Центра «Gaverdovskaya Studio» - Полина Гавердовская, психолог, клинический психолог МГУ, тренер и супервизор МГИ, сертифицированный гештальт-терапевт (European Assosiation Gestalt Therapy Sertificate).



Летняя терапевтическая группа «Про любовь»

Это будет уже вторая летняя терапевтическая группа на эту тему. На этот раз мы ждем вас в августе. Приходите! Будем снова говорить о любви. Что для вас любовь? В каких вы отношениях с ней? А она с вами? Хотели бы вы что-то понять про нее, любовь? Про себя с ней? Без нее? И что для вас лучше - когда она есть или когда ее нет? Кому и сколько нужно любви? Как пережить, когда ее меньше (или больше?), чем нужно? Где ее искать, как от нее отказываться? Да мало ли, какие могут быть у нас разные отношения с любовью…

Еще мы будем говорить о чувствах, которые сопровождают любовь - о страсти, о нежности, о близости, о радости и грусти. О чувствах, которые останавливают любовь - о злости, ревности, зависти, о боли и обиде. О том, какую цену приходится платить за любовь… и какую за ее отсутствие.

Группа будет длиться всего 3 дня. Именно это время будет отведено нам на жизнь в группе. За 3 дня можно успеть многое или ничего не успеть, можно рискнуть и сказать о самом важном или уйти, оставшись со своими чувствами и мыслями наедине. Вы сможете рискнуть и побыть настоящим, не пытаясь казаться и соответствовать чьим-то ожиданиям, сможете просто поделиться чем-то важным, почувствовать принятие и поддержку. И мы, ведущие, тоже постараемся быть честными с вами, а главное - с собой.

Подробности >>




Шестидневный терапевтический интенсив «Возвращение»
Шестидневный интенсив по работе с созависимыми состояниями. Киев, июль 2017 года.