Размышления

Разные существуют метафоры творческого процесса, и самое часто встречающееся, это Детище. Типа, творец, беременный замыслом, вынашивает его, рожает и затем радуется. Вот, наверное, почему я себя никогда не переживала творцом. Я скорее творческий процесс ощущаю, как поиск креативного способа избавиться от отходов. Как только это происходит, я чувствую не радость, а облегчение. Поэтому меня очень восхитила как-то информация, что Вена отапливается своим же мусоросжигающим заводом. Это мое, понимаете?

Я поэтому всегда теряюсь, когда говорят, вот, писатель. Я же не вам пишу. Я жгу мусор. Вам тепло? Это эпифеномен :)

Главный признак настоящего молока - оно скисает. И это же - его главный недостаток. Это что-то глубоко философское.

Почти одновременно запретили гомосексуализм, курение, мат и кружевное белье. И тут же обязали психологов оказывать бесплатную экстренную помощь. На что они намекают?

Добрый совет - это способ безопасно приблизиться. Если совет хорош, я буду вспоминать тебя с теплом. Но тебя в этот момент уже не будет.

Терпимость связана не с добротой, а с равнодушием. Это равнодушие того сорта, которое происходит от осознания компактности жизни. Юные нередко дотошно выбирают друзей и партнеров, много требуют, с треском расходятся из-за мелочей. Потому, что кажется, будто жизнь вечна и выбирать нужно «навсегда». Чуть позже выясняется, что самое длинное «навсегда» кончается за поворотом. Чем дальше, тем все больше мы напоминаем друг другу попутчиков из Красной Стрелы. Кого бы ни принесло на соседнюю полку, утром все равно вставать и идти в разные стороны.

Чем дольше живу, тем чаще убеждаюсь, что бывает все, что угодно. Умники тупят, негодяи ведут себя великодушно, тупицы прозревают, истерички впервые честно видят себя в зеркале, врушки признаются хотя бы в этом. И даже любовь-размером-в-жизнь кончается раньше, оставляя после себя не пепелище, а вполне себе годные к восстановлению руины. И ненависть со сроком годности до 2025, уходит без следа, и кровь превращается в клюквенный сок.

В общем, маловероятные события накапливаются. По всему выходит, что опыт ничего не значит: ведь предсказать можно только то, что с тобой уже было. А то и дело происходит то, чего не было.

Много думаю в последнее время о следах, которые оставляют люди в жизнях других, если вообще оставляют. И почему одни оставляют, а другие нет. Моя коллекция таких следов довольно разнообразна. Кто-то вошел ненадолго и заставил сменить мировоззрение. Кто-то оставил после себя три-четыре музыкальных композиции. Или два-три слова, которые стали своими. Или чемодан. Кто-то изменял так, что навсегда научил быть верной. А кто-то так объяснял любовь, что, даже любя, не захочется говорить это слово вслух, настолько оно теперь испорчено. Кому-то спасибо, что был, кому-то спасибо, что больше нет. А кто-то исчез как не было и ни слов нет про это, ни сожаления. Удивительно.

Размышляем с коллегами, на что могла бы быть похожа группа про психологическую зависимость. Ясно, что помимо истории развития темы, достаточно индивидуальной для каждого, помимо изучения того, как сама тема живет у человека в душе, нужно еще снабжать людей приемами облегчения собственного состояния.

Так вот, разговаривая вчера с кем-то из своих клиентов, подумала, что надо непременно сказать вот что.

Один из вариантов того, как можно видеть психологическую зависимость (я ее так вижу, в частности) - это как попытку отдать себя другому целиком. Подарок такой. Или жертва, не важно. Этого, конечно, никогда не происходит, даже когда как бы происходит, но дело в попытке. И дело еще в том, что и стремление и попытка отдавать себя другому целиком - располагаются, конечно, вне сознания. То есть, зачем мне, собственно, его (ее) звонки, смс, отчеты о том, как она провела день, др.? Чтобы я убеждалась (лся), что он (она) мой (моя) ЦЕЛИКОМ. И зачем я отчитываюсь ему и вообще - извлекаю из глубины своей души и дарю ему самое дорогое? Затем же. Я дарю ему себя целиком. Или даже - ЛУЧШЕЕ.

Понятно, что (языком гештальт-терапевтов) мы говорим о слиянии и о работе со слиянием, и, собственно, вся работа со слиянием заключается (и кончается же) в тот самый момент, когда мы его осознаем. Совершается выход из слияния. Ни в коем случае не пытаюсь свести всю тему психологической зависимости к тезису о слиянии, все несколько сложнее. Но техники работы со слиянием нам здесь помогут.

И главная из них - осознавание дистанции, которую я создаю от себя до Другого. Практика сознательного модерирования этой дистанции. Практика задавания себе вопросов: «Мне так удобно?», «Я этого хотел?», «Я сейчас хочу ближе или дальше?», «Пора ли мне уходить или я еще хочу остаться с ним (с ней) ТАК близко?» и так далее.

И последнее на сегодня усложнение. Одна из техник (вообще их много!) сознательного модерирования межличностной дистанции - внимательное отношение к самопредъявлению в контакте. Проще говоря, «Думай, что говоришь». Годы ведения групп (и участия в них) показывают мне, что мы рассказываем о себе Другому какие-то вещи не обязательно для того, чтобы его информировать. Конечно, шизоиды так думают, но у всех остальных людей это не так. Люди говорят друг другу о себе, чтобы приблизиться (или отдалиться). Сообщение «Ты такая красивая!..» - не информация о внешности. Оно переводится примерно как «Ты мне очень нравишься, ты волнуешь меня». «Спасибо» в этом контексте, в зависимости от интонации и мимики, может означать «Ты мне тоже, немножко», «Я вообще без ума от тебя», «Да, но не приближайся» и так далее.

Такие, несколько скомканные размышления. Подробнее будем говорить на группе про психологическую зависимость. Вот, только программу доделаем:)

Знаете эти салфетницы в кафе? Веером таким. Когда тянешь одну салфетку, выпадают все? Человеку, который это изобрел, я желаю, чтобы хвост креветки у него всегда отрывался с мяском; чтобы носок всегда оставался в туфле; и главное: чтобы джинсы всегда снимались с трусами!

Записки с моей 1й ступени.

Себя нельзя поменять. Себя можно только освоить. На самом деле, этого достаточно.

***

Избавиться (освободиться) можно только от того, что принимаешь с уважением. Игнорируя дефекты или слабости, подчиняешься им.


***


Патологическое слияние узнается не по согласию, а по быстрому согласию. Потому, что согласие (как и слияние) может быть сознательным. В работе терапевта это означает, что вы не успеваете застать клиента на фазе формирования фигуры.


***


Чувства вообще-то не бывают тяжелыми. Тяжесть - это не чувство, а последствия борьбы с каким-то чувством.

Страницы:  « 1 2 3 4 5 6 7 »  »»