После нарциссизма

В последнее (долгое) время понятие нарциссизма медленно, но уверенно переместилось из сложных учебников по психопатологии сначала в научно-популярные тексты, затем на ТВ, и, наконец, зазвучало на кухнях, неотвратимо извращаясь. На ТВ и кухнях до сих считают, что «нарциссизм» это синоним «самолюбования». Отсюда - популярный там же вывод: «Небольшое количество нарциссизма еще никому не повредило». Замените слово «нарциссизм» на «цистит», «шизофрению» или «птоз», и вы поймете, что даже небольшое его количество вам не нужно.


Азы

1. Несколько абзацев в качестве подводки. Древнеримский поэт Овидий 2000 лет назад поведал нам историю о юноше, который влюбился в собственное отражение в воде и погиб от тоски по недостижимому «возлюбленному». Юношу звали Нарцисс, конечно. Парадокс происхождения термина «нарциссизм» в том, что термин принадлежит Зигмунду Фрейду, однако ему, по сути, принадлежит лишь термин. Ни у Овидия, ни у Фрейда искать релевантную информацию о нарциссизме не стоит. Вся наиболее ценная теория (и связанные с ней подходы к лечению) нарциссизма появились позже. Ниже - неполный список имен, должных быть упомянутыми в связи с этим: Otto Kernberg, Heinz Kohut, Nancy McWilliams, Gary M. Yontef, Elinor Greenberg, Harm Siemens, Spagnolo Lobb;


2. Принято считать, что нарциссические черты закладываются, как ответ на специфический семейный и околосемейный контекст: завышенные или противоречивые требования к ребенку со стороны взрослых, опыт унижения или хронического невыгодного сравнения его с другими, более успешными или любимыми детьми, а также (как ни странно) - опыт «звездности», острого успеха (или успехов), который переживается, как непременное условие родительской любви и принятия. Развитию нарциссического расстройства способствует также наличие обесценивающих, депрессивных или эмоционально нечувствительных важных близких, игнорирование актуального эмоционально-личностного опыта ребенка или - использование ребенка и его успехов в качестве достижения собственных тщеславных целей (ребенок как нарциссическое расширение).


3. В самом общем смысле под нарциссическим страданием понимается целый комплекс личностных особенностей, включающих в себя сложности с формированием самосознания и самооценки; трудность создания адекватной мотивации и оценки своих действий, успехов, себя и других; болезненное реагирование на реальные или мнимые неудачи (и, как следствие, высокая вероятность депрессивных расстройств); поляризованную (или даже расщепленную на «черное» и «белое») эмоционально-личностную сферу; трудности установления глубоких отношений, формирования привязанности к Другому, др. Выраженность нарциссического страдания (как и любого другого) может иметь разный градус на шкале поражения. От нарциссической травмы (страдание изредка оживляется в сугубо специфических условиях, напоминающих детско-травматические) через акцентуацию (человека характеризуют определенные личностные черты, такие как соревновательность, болезненное самолюбие, страх сравнений, др.) к злокачественному нарциссизму, когда мы имеем дело с поражением уровня личностного расстройства (сложности тестирования реальности, эмоциональная нестабильность, низкая способность к отношениям, др).


4. Ведущая характеристика нарциссического самосознания - его поляризованность. Семейный контекст, выходцем из которого является нарциссичный человек, обычно отличается обесцениванием, завышенными требованиями к успешности ребенка, унижением, травмирующими сравнениями ребенка с другими, условной родительской любовью, др. Все эти факторы создают человека, которому крайне трудно опираться на собственный телесный, эмоциональный и когнитивный опыт в познании себя и мира. Проще говоря, если всю жизнь тебя мало любили, много и нехорошо сравнивали с кем ни попадя, если ты чувствовал, что маме с папой для их родительского счастья нужно предъявить что-то большее, чем ты сам, - все это очень мешает воспринимать мир, как есть и себя в нем.


5. Такой человек испытывает сложности с обращением к собственному «Я». «Хорошо» или «плохо» у него прочно увязаны на внешнюю оценку, а переживание себя напрямую зависит от того, насколько «успешным» или «соответствующим требованиям» он переживает себя в каждый следующий момент. Именно это я называю поляризованной эмоционально-личностной сферой: в зависимости от сиюминутного успеха/случайной оценки/мнимого соответствия образцу, такой человек ощущает себя то королем, то «лузером», то гением, то тупицей и т.д. Нередко можно видеть, что и в чувствах, и в мнениях, и в поступках - отсутствуют гибкость и адекватность реальности. Скорее, маятник просто перемещается с одного полюса в другой, и обратно. Любопытно, что с точки зрения внешней функциональности такие люди могут быть как весьма успешны, так и не слишком, однако их внутренняя драматургия продолжает жить по описанным законам, вне зависимости от внешних реалий. Так, я могу исступленно следить за собой и упорно заниматься спортом до тех пор, пока это помогает мне получать высокие оценки окружающих. Случайный крах, неудача, неодобрение какого-то важного персонажа могут настолько выбить меня из колеи, что через месяц я поселюсь в коммуне дауншифтеров и буду с уверенностью утверждать, что это и есть то, чего мне всегда не хватало. Как можно догадаться, правды нет ни там, ни там. Правда состоит в том, что я понятия не имею, кто я, и что для меня хорошо.


Изнутри

Нарциссический мыслительный стиль (привычный способ думать) имеет ряд характерных черт. Хочу сконцентрироваться на основной из них - когнитивной поляризации. Термин я придумала прямо сейчас, хотя не удивлюсь, если он был и без меня: я ни разу не придумала ничего оригинального. Итак, когнитивная поляризация - прямой продукт расщепления в личностной и эмоциональной сферах, которое мы обсуждали выше. Точно так же, как нарциссическая личность перемещается от переживания себя ничтожной к переживанию себя грандиозной (с полным ощущением подлинности актуального переживания) точно также сфера интеллектуальных представлений о мире организована у таких людей по дуальному принципу. Воспоминания зачастую расщеплены на трагические или героические, мечты о будущем могут иметь грандиозный либо катастрофический характер. «Я никогда не был», «Он всегда был», «Мы никогда - мы всегда». Конечно, картина, которую я описываю, выглядит карикатурно, поэтому в такой степени выраженности она встречается редко.
В некоторых случаях когнитивная поляризация может служить причиной импульсивного или реактивного, а иногда - и некритичного поведения, особенно в психологически сложной ситуации. Все плохо - надо немедленно сделать хорошо, причем навсегда. Ошибку надо немедленно исправить. Упал? Немедленно стать. Заболел? Немедленно вылечить. Умер? Непременно воскресить. В крайнем случае - родить нового или отыскать похожего. Маятник продолжает раскачиваться, проскакивая середину.


Снаружи

Работа с нарциссическим расстройством в психотерапии длительна, сложна и никогда не заканчивается. Предыдущее предложение может прозвучать угнетающе, зато это правда. А правда - и есть основной дефицит, который испытывает нарциссическое бытие. Одно из основных стратегических направлений работы терапевта с нарциссической динамикой - способствовать встрече клиента с текущей правдой его жизни. В особенности это касается гештальт-терапии, поскольку в ней, по традиции, всегда уделялось большое внимание клиент-терапевтическому процессу в реальном времени, актуальному переживанию и феноменологии клиента. Тактически работа с такими людьми может выглядеть очень по-разному в разные моменты, однако, ее основной мишенью обычно остается целостность актуального переживания человека и усиление способности клиента выдерживать и само актуальное переживание и - контакт с другим человеком (терапевтом) в реальном времени и в потоке этого переживания. Под актуальным переживанием я понимаю максимально понятую полноту человеческой жизни в каждый конкретный момент времени: осознавание реальных чувств, переживаний, импульсов и сопровождающего все это телесного процесса клиента в контакте с терапевтом. Последнее крайне важно, так как одной из основных черт нарциссической личности является слабая способность находиться в контакте (диалоге) с Другим, и доверять ему свой актуальный психический процесс. Я немного опасаюсь затягивать теоретическую прелюдию. Может оказаться, что длинная подводка окажется несоразмерной той простой мысли, которая показалась мне забавной пару дней назад, и ради которой я все это пишу. Поэтому перейду к делу.


Сверху

Давайте оторвем глаз от душевного эндоскопа и сменим масштаб. Если взглянуть на нарциссическую эпидемию с точки зрения истории и географии, выйдет примерно следующее. Условной(!) временной вехой оплодотворения нарциссической яйцеклетки можно считать вышедшую в 1931 г.книгу Джеймса Адамса «Американская мечта». Несмотря на простоту, красоту и привлекательность декларируемых в ней идеалов (свобода, счастье и поголовная самореализация), через полвека выяснилось, что, будучи принятой всерьез, американская мечта сильно уродует душу мечтателей. Несмотря на необъятность Америки и нескончаемость в ней всего самого хорошего, выяснилось, что социальный лифт везет доверху не всех. Что Макдональдс изобретут только двое. А девять десятых населения обречены всю жизнь собирать котлету, салат и булку в Биг-мак. Самореализации на всех не хватило.

Самым ядовитым в американской мечте я считаю смысловой и мотивационный вектор, направленный в будущее. Self made person верит, что все будет, если поднатужиться. Возможности есть, ограничения ничтожны, родная страна прекрасна, а жизнь вечна. В общем, мне кажется, Америка должна чувствовать столь же сильную, сколь бессознательную вину за возникновение эпидемии нарциссизма, сколь Германия - за нацистские преступления. Ясно, что советская психическая реальность в этом смысле ничем не лучше, но, будучи отброшены войной далеко назад, мы только сейчас начинаем догадываться о чем-то, о чем в Америке давно сказали вслух: маятник летит обратно.


Заключение

По разным мнениям «мы» отстаем от «них» на 15-30 лет. Занимательную географию нарциссической поляризации можно увидеть на примере эволюции акриловых ногтей. Если мы совершим воображаемое путешествие по маникюрным салонам из Екатеринбурга в Мюнхен, то увидим, что длинные алые ножи побледнеют и укоротятся к Подмосковью, а в Мюнхене маникюр с покрытием исчезнет, как нечто чуждое природе и противоестественное. Меж тем, в своей массе люди еще (ни «там» ни «тут») не научились слышать себя вместо того, чтобы выворачивать наизнанку уже имеющееся чужое. Кажется, еще далеко не все отличают одно от другого. «Скромность» не значит «серость». Заботиться о себе - не значит есть все, что захотелось. Выглядеть естественно - не значит ходить в мужских шортах с небритыми ногами, если ты женщина. Быть толерантным - не значит миролюбиво говорить через забор «Хэллоу» соседу-педофилу. Необязательно лишаться обеих ног, чтобы заниматься выездкой. Необязательно быть умственно отсталым, чтобы преподавать в Университете. Развиваться - означает находить оптимальный путь для движения вперед. Желать успеха - нормально. Быть красивым приятно. Но занимать свое место - гораздо красивее и приятнее, чем занимать чужое. И чтобы каждому из нас найти именно свое, нам понадобятся долгие годы. А может быть, десятилетия.