Сон о белых кроликах

Вы будете смеяться, но я начинала, как писатель-фантаст. Но потом взяла верх суровая правда жизни. Этот рассказ я наваяла в 15 лет. Не судите строго.

Кролики - это не только ценный мех, но
и три - четыре килограмма диетического,
легкоусваяемого мяса…

Из интермедии (эпиграф)

Я вышел из лифта и отпер дверь ключом.
После поезда я желал только одного: принять ванну, напиться чаю и лечь спать. Но лишь только я вошел, в нос мне ударила вонь. Не желая признаться себе, что это за запах, я пошел сначала на поиски его источника. Сильнее всего воняло у меня в комнате и, подойдя к дивану, я отодвинул его и нашел там тушку кролика, при жизни, наверное, белого. «Ну это уж слишком!» - подумал я, передернув плечами. Я не удивился. Имея такого друга, какого имел я, стоит отучиться удивляться. Я без труда набросал в воображении картину, как Стефан, будучи в кондиции, перепутал день моего приезда и подсунул мне в квартиру несчастное животное.
Вижу, как он хихикал, представляя себе меня, входящего в квартиру и видящего посредине комнаты роскошного белого кролика. Но, увы! Это было по-видимому давно, и бедная тварь, очевидно, издохла от голода и жажды.
Я пошел в чулан и взял вилы, привезенные мной с дачи еще осенью. Без особого энтузиазма я вернулся в комнату. Взявшись снизу за дно дивана, я отодвинул его со скрежетом и, выпрямившись, ясно увидел, что кролика за диваном нет. Я был самокритичен. Я помнил, что в вагоне-ресторане, перед выходом выпил две рюмки коньяку. Я стоял перед диваном с закрытыми глазами и горевал: «Галлюцианирую уже от двух рюмок коньяку! Совсем упился. А еще грешил на Стефана!» Я открыл глаза и увидел кролика. Он лежал на том же месте, вытаращив в бок когда-то красный глаз.
Я выругался и снова закрыл глаза. Снова открыл. Кролик был на месте. Я взял вилы, подцепил его и, морщась, понес к окну. Мне чертовски не хотелось идти с ним на лестницу, к мусоропроводу. Распахнув окно, я стряхнул тушку вниз и высунулся глянуть ей вслед. Она плюхнулась в травку. Полежав чуть-чуть, она зашевелилась, бодро встряхнулась, и кролик потрюхал к подъезду. Мне было трудно делать выводы, но по-моему, он стал белее. Пока я
думал об этом, кролик исчез в моем подъезде.
Я зажмурился так сильно, что перед глазами пошли белые круги, и стоял так до тех пор, пока не услышал под входной дверью поскребывание.
Я еще не окончательно решил к тому моменту, имеют ли ко всему происходящему отношение мои две рюмки коньяку, и поэтому взял вилы и твердо вышел в коридор.
Распахнув дверь, я не дал ожившей твари опомниться и нацепил ее на вилы, разумно полагая, что предмет, бывший только что более чем мертвым, не может быть живым через десять минут, как бы сильно ты ни был пьян.
Я прикрыл дверь, вышел на лестницу и стряхнул падаль в мусоропровод, плотно прикрыв затем крышку.
Войдя в квартиру, я облегченно вздохнул, вспоминая одновременно, где у меня мое любимое снотворное. С этой мыслью я вошел к себе в комнату.
В комнате были кролики.
Дохлые живые кролики.
Много кроликов. Штук десять на полу, а остальные на диване. Диван они просто обсидели! Дивана вообще не было видно, только шевелящиеся твари, каждая из которых что-то жевала или грызла. Все они, как две капли воды, были похожи на первого, все были когда-то белыми.
Я закачался, но не упал, решив, что, упади я здесь без сознания, эти твари обсидят и меня. Эта мысль привела меня в чувство. Я постоял минуту, соображая, затем собрался с
силами и поискал взглядом вилы.
Закрыв двери в другие комнаты, оставив открытыми двери из комнат в коридор и из него на лестницу, я принялся за работу. Кролики один за другим вылетали на лестницу. Одновременно я следил, чтобы ни один из них не пролез обратно. Затем каждый был спущен в мусоропровод.

Как в чужую, зашел я в свою квартиру, ожидая на каждом шагу еще какой-нибудь неожиданности. Но везде было пусто. Я вернулся и проверил заперта ли дверь. Затем еще раз осмотрел квартиру. Вошел в свою комнату и со стоном повалился на диван. Но тут же вскочил, вспомнив, что на диване сидели кролики. Я с остервенением сорвал покрывало и, скомкав, бросил его на пол, рядом с вилами.
Сам не зная зачем, я подошел к окну и посмотрел вниз…
- Эй, старина! Что с тобой? - услышал я за спиной голос Стефана и резко обернулся.
Передо мной на полу сидел первый белый кролик, смотрел на меня бывшими красными глазами и улыбался.
Я закричал и проснулся.
В комнате было темно, надо мной стоял Стефан, и тряс меня за плечо:
- Старик! Ну и сон у тебя! Спишь как дохлый кролик.
- Что-о?! - взревел я и сел на кровати. Я опустил глаза в пол. На полу лежали вилы и скомканный плед.
Москва, 1987 г.
Тел.: +7 (929) 5553855
Психологические услуги
Публикации и книги
ЧАВО
Очень скоро ЦИКЛ ВЕБИНАРОВ в «Gaverdovskaya Studio»
Представляем вашему вниманию курс образовательных вебинаров - «Gaverdovskaya Studio».
Создатель и директор Психологического Центра «Gaverdovskaya Studio» - Полина Гавердовская, психолог, клинический психолог МГУ, тренер и супервизор МГИ, сертифицированный гештальт-терапевт (European Assosiation Gestalt Therapy Sertificate).

Вебинары ведут: создатель и директор Психологического Центра «Gaverdovskaya Studio», Полина Гавердовская, психолог, клинический психолог МГУ, тренер и супервизор МГИ, сертифицированный гештальт-терапевт (European Assosiation Gestalt Therapy Sertificate) и все специалисты Центра. Каждый вебинар представляет собой отдельный авторский проект. Вы можете принять участие как в отдельно выбранном вебинаре, так и во всем цикле.



Киев и Минск: тренинг Полины Гавердовской «Пиши!»

«… Пишущие (о своей работе) психологи продаются лучше остальных. Психологи, пишущие лучше первых, продаются вообще хорошо. Тому есть несколько причин. Если вы не пишете, о вас почти нельзя узнать. Разве что клиент расскажет о вас приятелю или подруге. Или коллеги порекомендуют. Оба способа сбоят: обычно клиенты не любят кому-то рассказывать, что ходят к психологу. А чтобы коллеги направляли вам клиентов, у них 1) должен быть избыток последних, и 2) они должны хотеть направлять к вам; то и другое бывает не всегда.

Если вы пишете, вы перестаете зависеть от этих обстоятельств. Ноутбук и всемирная сеть дают вам прекрасную возможность сообщить миру, что вы есть. Подвести вас могут две вещи: вы не знаете правил правописания»тся«и»ться" (а это раздражает) и… вы боитесь/затрудняетесь писать.


Подробности >>




Шестидневный терапевтический интенсив «Возвращение»
Шестидневный интенсив по работе с созависимыми состояниями. Киев, июль 2017 года.