Интроекция: чувство дома

Интроекция - защитный механизм, описанный так или иначе еще Ференци. А затем и Фрейдом. А потом уже Перлз ее приватизировал, и теперь словом в основном ползуются гештальтисты. В общем, историю вопроса трогать не будем, она общедоступна. Мне нравится излагать здесь свой собственный взгляд на защитные механизмы (в гештальт-терапии - механизмы прерывания), который сложился у меня за годы работы в терапии и преподавании.


Интроекция - это очень … семейный защитный механизм по своей сути. С ней связано теплое и сладкое чувство принадлежности к чему-то бОльшему, чем ты сам, чувство защищающего большого дома. Вообще-то интроекция мне гораздо симпатичнее проекции.


С детства нам всем давали понять: есть МЫ и есть ОНИ, весь остальной мир. Мы - делаем так. Мы - считаем так. Мы - думаем то или это. Думай как мы, и тогда мы - с тобой. Делай, как мы, иначе мы разлюбим тебя. НАШИ считают, что правильно ВОТ ТАК. Делай, как мы, и тогда тебе будут еда, любовь и поддержка. Тогда - ТЫ НАШ.


Интроекция связана с нежелаением отделяться от рода из страха стать для него чужим и потерять питающую поддержку и чувство общности и защиты.


Это очень важное чувство - что ты свой. Что у тебя есть свои. Наши. Что наши не бросят. Своим прощается то, за что до полусмерти бьют чужих потому, что они - чужие. Свои за то же самое прегрешение получают максимум небольшого леща. На сплоченности и прощении своих за одну лишь принадлежность к (чему - вставьте сами)- держится вся социальная психология. Все семьи, все кланы, все большие и малые группы. На объединении своих и на противопоставлении наших не нашим - начинаются и выигрываются войны. Кстати, огромная часть целебного эффекта групповой психотерапии состоит именно в том, что у каждого участника группы появляется на время новый дом. Где все - свои, где тебя принимают таким, какой ты есть. И иногда этого достаточно.


Именно в свете вышенаписанного я предпочитаю работать с интроекцией уважительно. Движение и рост состоят вовсе не в том, чтобы ломать любые стереотипы и делать все наперекор. Думаю, напротив, рост в том, чтобы признавать важность чувства принадлежности и потребность в защите. Ценность принадлежать, иметь родню, собратьев, тех самых своих, которые простят тебя за то, что ты свой. За это вполне можно платить! Вопрос - чем?


Интроекция в контексте психотерапевтической работы обычно обсуждается с позиций освобождения от устаревших модусов поведения и самоощущения. Из серии: «не маленький уже, а все еще тайком от мамы куришь за углом!». Или: «Плакать нельзя, но можно потому, что здесь нет того самого папы, который всегда так говорил тебе». И так далее.


Я думаю, все несколько сложнее. Позволить человеку признать важность принадлежности (к чему бы то ни было!) - нечто большее, чем научить его демонстративно курить в гостях у мамы или истерически рыдать на глазах у папы. Принимая важность собственной принадлежности, можно научиться сообщать этим важным людям, что ты - другой. Необязательно это будет «я вырос и курю, где хочу», а, видимо: «Вы важны для меня, но я отличаюсь. Заметьте меня таким». И тогда вместо подростковых припадков мы можем увидеть начало взросления.


PS Мой сосед Ваня, которому точно больше 30 лет, до сих пор находится на фазе «курю, где хочу». Он знает, что я не согласна с тем, что он курит у меня под дверью, но видели бы вы, каким тюремным героизмом озаряется его, похожее на обух топорика, лицо, когда он видит, что я вижу, что он курит! Это я к чему? Иногда работа с интроектами состоит в том, чтобы признать, насколько ты несвободен. Остальное может быть просто невыполнимо :)


___


Информация по моей обучающей программе здесь:

http://personagrata-studio.ru/projects/gestalt-therapy-russia-usa/


Другие заметки о механизмах прерывания:


Проекция: и вечный бой


Слияние: единственный выход


Ретрофлексия: приказано выжить