Созависимые состояния через призму понятия внутреннего пространства и границ

Этот текст предназначен для информирования о моих тренингах под названием «Возвращение», которые я придумала и веду с 2014 года. Нижележащий текст рассказывает о том,что я думаю о созависимости и как работаю с ней, но он полезен даже если вы не собираетесь на тренинг.


Понятие зависимости/созависимости принято располагать неподалеку от упоминаний разных веществ, реже - занятий. Он пьет, она хлопочет с врачами и клиникой. Значит, он зависим, она - созависима. Она живет одновременно с тремя, а он (на терапии вы видите именно его) не знает, «как объяснить ей, что он - лучше». Значит, у нее расстройство личности, а он - созависимый. Он бьет или иным способом унижает ее, она не уходит… Он психопат, она… В общем, ясно. Но что же с этим делать?


***


А теперь немного отвлечемся. Понятие внутреннего пространства кажется позаимстованным у архитекторов или дизайнеров, но мне никак не обойтись без него в моих рассуждениях. Одолжу его на время, и сразу верну.


Дело в том, что архитектура и, тем более, дизайн вашей внутренней жизни, то есть, ее внутреннее пространство, - не менее важны, чем пространство внешнее. Под внешним пространством я понимаю в данном случае все, что вы видоизменяете вокруг себя с целью улучшить вашу жизнь: от смены дома или офиса - до смены мебели или лака для ногтей. Масса разнообразных специалистов помогают вам проектировать внешнее пространство вашей жизни, и дом (даже изнутри) - это тоже нечто внешнее, ведь он окружает вас, когда вы дома (или же вы делаете это сами, если по тем или иным причнам не приемлете помощь), а вашей внутренней жизнью обычно мало кто занимается. Только не говорите, что это делает ваш домашний врач или массажист. Я о другом.


Вы не поверите, но способ обращаться со своим внутренним пространством у большинства современных людей один - жить, так, будто его нет. Мы реагируем в основном стереотипно, даже если и сложно внешне. Например, обижаемся раньше, чем успеваем понять, что произошло, и ведем себя «как обиженные», по какому-то своему внутреннему «протоколу». Пугаемся до того, как успеваем понять, что было бы эффективнее сделать вместо бегства. Влюбляемся снова и снова не в тех, с кем можем быть дольше месяца, но меняем привязанности на сходные, продолжая не понимать, что происходит ВНУТРИ НАС, пока все выше описанное происходит снаружи… Какой-нибудь Джон Уотсон, основоположник бихевиоризма (психологии поведения) вывел формулу поведения «S-R» (Стимул-Реакция) еще в середине прошлого века, и до того, как этот век кончился, был уже много раз за нее раскритикован, а у нас с вами мало что изменилось.


Чем занимается в таком случае психотерапия?


Самая важная и почти единственная задача психотерапии, ориентированной на долгосрочные изменения - помочь человеку принять, что внутреннее пространство существует. Как следствие, исчезнут или уменьшатся аффективные реакции, природа возникновения которых неизвестна, течение которых мучительно, а последствия которых или разрушительны или печальны. В зоне исследования внутреннего пространства, как правило, также очень много психотерапевтической работы, но неизмеримо более важный (а для многих невозможный) шаг - именно его обнаружение, признание, что внутреннее пространство есть. В первый раз это может быть похоже на заворачивание глаз внутрь черепа. Вы можете это сделать? Продолжение в следующих публикациях.


Если вы дочитали до этого места, есть хорошая новость: дальше пойдет полегче.

Сомнение - это дверь во внутреннее пространство, тот самый момент, когда вы рискнули позволить внутреннему пространству существовать. Мне всегда казался очень красивым факт, что «space» по-английски означает одновременно «пространство» и «космос». За сомнением в собственной правоте следует обнаружение пространства внутри себя. Обнаружить это пространство в первый раз - как впервые помыслить о космосе. Сомнение - и есть space.


Появление пространства между мной чувствующим/думающим/действующим и мной, наблюдающим за всем этим. И если раньше, до возниковения сомнения, между мной и мной было так тесно, что нельзя было всунуть нож, то теперь появляется дистанция, на которой сначала двоится в глазах (слишком близко) а потом (при условии приложения неких усилий)


Существует принципиальная разница между «Сука!» и «Я зол», потому что от «Я зол» можно шагнуть в вопросу «Что меня злит?», а от «Сука!» можно лишь дать женщине пощечину. Далее, через «Я злюсь потому, что она сука» мы движемся к «Я злюсь потому, что она отвергает меня», а отсюда уже к «Уверен ли я, что она отвергает меня?».


Сомнение создает внутреннее пространство. Внутреннее пространство создает возможность паузы. Пауза дает место для пересмотра импульсивных реакций, скоропалительных шаблонных выводов, немотивированных поступков. Нет сомнений - нет выбора. Нет выбора - нет осознанности. Нет осознанности - нет человека. Есть обезъяна Келера, достающая с ящика банан, и это ее максимальный интеллектуальный подвиг.


Внутреннее пространство - скорее некий процесс, чем место. Организацией и исследованием этого процесса занимается любая хорошая психотерапия вне зависимости от бренда. Я видела несколько десятков первоклассных мастеров психотерапии (психоаналитиков, психодраматистов, телесников, гештальтистов, преставителей теории привязанности, КБТ, МБТ …), и все они делают в конечном счете именно это: способствуют созданию, а затем - исследованию внутреннего пространства у человека, пришедшего за помощью. Хотя, создание не очень хорошее слово, скорее нужно говорить «замечание».


В ГТ это называется развитием эго-функциии (я хочу того-то и того-то потому-то, и выбирают делать в связи с этим то или это), в МБТ ментализацией (я чувствую то или это, потому-то и потому-то, и я не буду предпринимать действий, не прверив …), в психоанализе - увелиение Персоны (я - человек, который), в КБТ …


***


Мой тренинг «Возвращение» по исследованию созависимых состояний, четвертый по счету, пройдет в мае 2016 года. Впервые я сделала его около двух лет назад, тогда он шел один день. Теперь он идет три дня, и его все равно всем мало. (В последний раз его даже предприняли попытку украсть: кто-то из участников записал на диктофон лекцию и инструкции к упражнениям и продавал записи на закрытом форуме. Нам это немного польстило. Упражнения без ведущих ничего не значат, а лекции и так выложены на странице тренинга. Но отношение воров к материалам тренинг, как к самостоятельной валюте, заставило меня оценить собственную выдумку еще сильнее).


Итак, созависимое поведение - просто один из вариантов поведения. Одна из характерных черт такого способа жить - чуствовать что-либо без всяких сомнений. И даже - без всякой возможности допустить сомнение. Поэтому, если вкратце, то на тренинге я учу людей создавать пространство для сомнения. А значит, они научаются изменять свои реакции и свое восприятие. Почему я выбираю именно эту тему? Потому, что волею судьбы я хорошо знаю, каким образом организовано внутреннее пространство у созависимых людей. Мое устроено точно также. Сначала я долго изучала свое собчтвенное. А затем стала помогать другим делать то же. И именно из этих упражнений составлен тренинг «Возвращение».


Когда пространство приобретает объем, внешний мир (являющийся, как известно, отражением внутреннего) также приобретает объем. Объем создает возможность выбора и исследования. Исследования и… выбора. Исчезает стимул-реактивность, появляется свободая воля и, как следствие, ваши реакции и поступки приобретают авторство. Эти свобода и авторство, разумеется, относительны: вы не научитесь летать, и вас не полюбит Джонни Дэпп. Но у вас появится большой выбор, что можно с этим сделать.


Лучшую метафору исследования внутреннего пространства я встретила в фильме «Чувственная математика» Екатерины Еременко (2012). Непременно посмотрите, если не видели! На протяжении часа гениальные современные математики «на пальцах» объясняют не-математикам, чем они занимаются. Французский матерматик, лауреат Филдсоновской премии, Виллани Седрик, рассказывая, как формируются идеи,

прогуливается по осеннему саду. Седрик говорит: «Посмотрите, я вижу раз, два, три… десять фигур, и все упорядочено». Зритель не понимает, о чем речь, а камера следует за ним, и… тут мы видим композицию удивительных скульптур, с человеческий рост размером. Я, со своим дачным детством, сказала бы, что они сделаны из заборной сетки «рабица». Сетка изогнута причудливым образом, изображая полые, прозрачные человеческие тела, кружащиеся в хороводе.


Сетчатые фигуры перекрывают друг друга, исчезают и появляются вновь. Седрик продолжает обходить прозрачный хоровод, уходит в сторону и, присев на корточки, говорит: «А отсюда я ничего не вижу, не могу распознать. Не потому, что фигуры изменились, а потому, что сменилась точка обзора». В следующем кадре мы также видим лишь металлическую путаницу. Седрик идет дальше, говоря: «И если я продолжу движение, то наступит момент, когда я снова смогу распознать фигуры». Камера следует за рассказчиком, и в какой-то момент мы также вместо металлического нагромождения вновь видим, как внезапно собирается среди осенней листвы прозрачный сетчатый хоровод.


Описанная картина идеально иллюстрирует исследование внутреннего пространства человека в процессе психотерапии. Оно столь же хаотично, сколь не понято и не замеченои самим хозяином, и столь же логично и просторно, сколь увидено с нужного ракурса. Какое это имеет отношение к созависимости? Простите, это в другой раз. Вкратце: прямое :)


Что еще мы делаем на тренинге «Возвращение»?


Кроме признания самого факта, что внутреннее пространство есть, и его исследования, логично предположить, что внутреннее пространство когда-то да заканчивается. Там, где заканчивается внутреннее пространство, начинается внешнее. На границе между мной и миром начинаются отношения между миром и мной. Мной и другими людьми. Где граница, там контакт (я говорю о своих чувствах и потребностях, пытаюсь что-то менять, объясняя, почему мне это нужно (что именно мне нужно, я понял, исследуя внутреннее пространство, помните?). Где граница, там и злоупотребления, нарушения границ, взаимное непонимание. Через наши границы переходят, не спрашиваясь, от нас требуют того, что мы не обязаны давать, нас ставят перед фактом, нами манипулируют невербально, заставляя чувствовать те или иные чувства. Или же все складывается благополучно: нам удается донести о себе собеседнику некую истину, он понимает нас верно, нам удается договориться.


Созависимые состояния характеризуются не только сложностями понимания того, что происходит внутри нас. Они также отличаются сложностями контакта, особенно на границе. Большие смысловые блоки тренинга посвящаются исследованию способов обнаружения личных границ. Мы работаем над тем, чтобы понять, как граница ощущается внутри нас (несмотря на то, что термин этот чисто условный, ощущения, тем не менее, могут быть весьма реальны).


Будем разбираться, какие существуют виды границ (физические, психологические?). Как отличать одни от других. Как понимать своевременно, кто несет ответственность за то или иное действие на границе (каузальная атрибуция), как опираться не на внешние оценки «хорошо»/«плохо», а на собственный дискомфорт, каким образом наши способы поведения и мироощущения (привычка обслуживать близких людей, нечувствительность к собственным потребностям, неумение выбрать удобную дистанцию до другого человека, пропускание его слишком близко, позволение пользоваться собой, желание спасать, трудности самостоятельного принятия решений, общий дефицит самоподдержки) связаны с личной историей каждого из нас.


Все упражнения в тренинге выстроены в логическую последовательность, от первого к третьему дню работы. Эта последовательность по содержанию и логике повторяет онтогенетический путь развития и становления самосознания и самоподдержки у ребенка: слияние - дифференциация чувствительности - обнаружение границ - сепарация - осознавание собственных потребностей - обнаружение Других вокруг себя - Диалог.


Последний день тренинга обычно посвящается отрабатыванию новых способов взаимодействия в контакте с другими людьми. Вы пробуете быть внимательными к себе, устанавливать подходящую дистанцию до партнера по контакту, помнить о своих желаниях, опираясь на собственную чувствительность и одновременно тренируетесь договариваться с партнером, слышать, чего он хочет, что предлагает. Тренируетесь отказываться и соглашаться, даже торговаться. Пробуете не сдавать себя в угоду бытию в контакте, но и учитесь не разрушать контакт, повинуясь импульсу.


По структуре тренинг «Возвращение» представляет из себя последовательно идущие друг за другом блоки упражнений, лекций и динамических фрагментов работы (когда участники могут обсудить в живом взаимодействиии друг с другом, как работают свежеприобретенные ими навыки). Тренинг поддерживает участников в дальнейшем самоисследовании за пределами тренингового пространства, дает большую поддержку в развитии самоподдержки.


Идеологически мы работаем в парадигме гештальт-терапии и психодинамической психотерапии. Используются также техники из когнитивно-бихевиоральной психотерапии (КБТ), психодрамы, арт-терапии, психотерапии, основанной на ментализации (МБТ).


Тренинг ведет Полина Гавердовская, клинический психолог (МГУ), тренер, Московского Гештальт Института. Сертифицированный гештальт-терапевт, супервизор и групповой ведущий (МИГИП, GATLA, NGI). Прошла долгосрочную подготовку по психотерапии у российских и зарубежных специалистов из США, Австралии, Англии, Норвегии, Дании, др. Создатель и руководитель своей психологической Студии, предоставляющей услуги личной и групповой психотерапии по темам межличностной и интерперсональной проблематики.





Тел.: +7 (929) 5553855
Психологические услуги
Публикации и книги
ЧАВО
Первая ступень обучения гештальт терапии. Москва
Открыт набор в группу первой ступени обучения гештальт терапии Московского Гештальт Института Полины Юрьевны Гавердовской. Обучение проходит в Москве, по стандартам Европейской Ассоциации Гештальт Терапии (ЕАГТ)



Длительная терапевтическая группа

Длительная терапевтическая группа. Возможность не спеша позаботиться о себе. Группа под супервизией Полины Гавердовской. Осталось 4 места.

Подробнее >>