Песочница: картинки с выставки

Последнее время много гуляю с Петей в песочнице. Подслушиваю, как водится, и подсматриваю. Сквозная мысль: куда я попала?? У Пети - тоже, но он пока обдумывает ее сам.

· Недавно видели Женщину с дочкой, Которая Отряхивала. Она привела ребенка в песочницу, и все врем я отряхивала от песка все, что видела. Она отряхивала свои колени, ребенкину попу, горку, бордюр песочницы, ребенкину попу, свои руки, свои колени, ребенкину попу, бордюр песочницы, свои руки, ребенкину попу, ребенкины руки, свои руки, ребенкину попу… А кроме того - на девочке были надеты носочки и штанишки чуть ниже колена. И еще она постоянно заправляла штанишки в носочки. Те, как можно догадаться - вылезали обратно. Но она не сразу замечала это: она все время отряхивала.

· Потом мы с Петей были в другой песочнице. Там кроме нас играли еще две независимые девочки, каждая лет по пять. Они играли молча, отдельно друг от друга. Петя простодушно решил занять у одной из них ведерко, на что хозяйка строго указала ему на наши формочки, заметив: «Играй своим, вон твое!». Петя невозмутимо принялся играть своим. Потом он забылся и снова допустил оплошность: взял девочковую куколку и что-то спросил. Девочка (уже другая) взвилась, отобрала куклу и снова адресовала Петю к его фигне. И тот снова повиновался, не слишком огорчившись. Потом какая-то мысль пришла к нему в голову, и он спросил меня, что, мол, с этими девочками. Петюня, ответила я, ты еще не понял, что эти девочки - жадные? Девочковые спины напряглись, но ни одна не повернулась. Петя, у которого нынче 9 из 10 вопросов начинаются со слова «почему», немедленно спросил: «А почему они жадные?». И жадные сообразительные девочки, впервые объединившись, обернулись и хором ответили: «Мы жадные потому, что никому ничего не даем!».

· Еще мы встретили на вид вполне нормальную маму. Мы решили поиграть ейной формочкой в виде малины, и она разрешила. В ответ мы одолжили нашего краба и черепаху. И мама сказала: «Эта клубничка - точно наша. Я это знаю потому, что на ней есть опознавательный знак». Она взяла формочку, единственно верным движением повернула ее и удовлетворенно сказала: «Вот! Засечка!». И продолжила: «Однажды мы попали в очень неприятную историю. Одна сумасшедшая мамаша обвинила нас, что мы обворовали ее. Но я-то точно знаю, что клубничка, малинка и грушка - были наши! С тех пор я сделала засечки на всех наших формочках!»

· В той же песчонице сидела девочка, бабушка которой сказала ей: «Нина, не трогай песок, простудишься».

· И в той же песочнице сидел алкоголик. Нет, он был трезвый, и по этому случаю ему доверили прогулять сына лет двух. Он сидел и смотрел на отпрыска, вяло колупавшего песок. И приговаривал: «Паша, закрой рот. Закрой рот, кому говорю. Вид неумный».

· Недетское, напоследок.
Пошла в магазин, за пивом. Уже стемнело. В кустах - молодежь. Смех и трепет. Вдруг слева от меня слышу сочный юношеский тенор: «Олег! Олег!». Олег молчал. Он был занят в кустах чем-то важным. «Олег» - закричал снова настойчивый приятель. «Оу!»- отозвался наконец тот издалека, справа. «Олег, я нашел его!» - загадочно отрапортовал левый друган. «Кого?!» - резонно спросил из дальних зарослей невидимый, но логичный Олег. «Рубль!» - был ответ.