Материнство: внутри и снаружи

Сыну три месяца. Мальчишка классный. Любимый безмерно первенец.
Отчего же в башку периодически лезут жуткие мысли и стращные картинки, типа:
что если я его кину с балкону, или оставлю коляску около магазина, прижгу горячей комфоркой, тыкну коляще-режущим предметом или притоплю в ванночке, причем злонамерянно?

Сама себя бояться начинаю. Сразу вспоминается Апдайк «Беги Кролик, беги» (там был утопленый пьяной мамашей младенец).

Кстати, оговорюсь, что беременность развивалась классически, без эксцессов. Роды прошли очень легко и даже приятно (то есть мысль, что это первый и последний раз мне даже в голову не пришла). Малышок на удивление спокойный и беспроблемный ребенок - спать по ночам дает, кушает хорошо, не болеет. Короче мечта каждой мамочки.
Так что же мне еще надо?
И еще вопрос. Многим знакомо, я думаю, чувство, когда смотришь с высоты вниз и думаешь: «А вот если….» (Кстати, в свое время я имела возможность пообщаться с некоторым количеством неудавшихся самоубийц - именно это экспириментальное «если» оказывалось для многих из них роковым.)
Так вот, не родственник ли это чувство подобным материнским мыслям?

***

Возможно, психоаналитик рассказал бы Вам что-нибудь про подавленную агрессию и детоубийственные тенденции. Я Вам скажу чуть другое. Во-первых, как женщина, родившая троих детей, могу Вам сказать со стопроцентной уверенностью, что нет ни одной женщины, которая бы не испытала нечто подобное. Просто не всякая признается в этом. Даже себе. Это раз.

Два - вот моя версия того, откуда, собственно, ноги. Я склонна предполагать, что такие фантазии возникают, как побочный эффект гиперконтроля и тревоги за ребенка. Это особенно ярко проявляется с первыми детьми, когда сильнее гормональная буря после родов и стресс.
Изнутри это выглядит примерно так: ребенок беззащитен. Он маленький. С ним может случиться что угодно. Да, я делаю всё, что от меня зависит: кормлю его, гуляю, меняю подгузники, етс. Но ведь есть вещи, от которых я не могу его защитить? И одна из вещей - мое собственное сумасшествие.
Эта мысленная цепочка, конечно, не продумывается никем до конца, но логика, как мне кажется, примерно такая. Веть мать для ребенка гораздо ближе и реальнее, чем злая уличная собака или атипичная пневмония. Сумасшедшая мать - опаснее, чем мировая война. Вы просто полубессознательно прокручиваете для себя всё самое опасное потому, что тревожитесь за ребенка, как это всегда бывает с матерями трехмесячных детей.

«Я надеялась, что как он станет посамостоятельнее меня перестанет так клинить, так как меньше времени останется на такие странные мысли…» - меньше станет, но до конца не пройдет. Темы будут меняться. Мамы подростков уверяют. что у них гораздо больше поводов для беспокойств, чем у нас. И они правы.

«Так вот, не родственник ли это чувство подобным материнским мыслям?» - абсюлютно правильно. То и другое - как бы крупинка сумасшествия в нас. Желание заглянуть «за поворот».

Я даже не буду Вам обещать, что это пройдет. До конца - никогда. Просто учтите, что Вы не одиноки :)