Семейные портреты

Журнал «Kinder-bazaar», 2002 г.

Дети приходят в этот мир совершенно разными, но есть многое, в чем они похожи друг на друга: они не понимают речь, не могут ходить, не знают своего имени и не имеют малейшего представления о том, как жить в этом мире. Пройдет всего пять лет, и ребенок будет полноценным членом той семьи, где он появился на свет. Мама и папа, хотят они того или нет, привьют ему собственные представления о том, что хорошо и что плохо. Малыш вырастет жизнерадостным весельчаком, готовым на подвиги или - неуверенным в себе занудой. Может быть, он будет радоваться жизни каждое мгновение, а может быть - сомневаться во всем. То, каким шагом ребенок входит в мир взрослых, и то, как он будет себя в нем чувствовать, зависит только от того, в какой семье прошло его детство.

Закрытая семья или Семья-бункер

Сторонники авторитарного стиля жизни любят повторять, что когда-то давно, «в старые добрые времена» так жили все. Я, правда, подозреваю, что тогда, как и сейчас, все жили по-разному.

В семьях, о которых идет речь, всегда очень заметно, кто глава, при этом, главой семьи с легкостью может быть и женщина. Приказы главы семьи не обсуждаются, ибо в армии, как известно, командир всегда прав. Семья такого типа функционирует как закрытая система, то есть, не развивается и тормозит развитие всех своих членов. Вообще, любое «движение воздуха» здесь по возможности пресекается. Новые люди и новые идеи воспринимаются в таких семьях как источник опасности.

Здесь не принято «дружить домами» с другими семьями, да и вообще, гость - редкая птица в таком доме. Не может быть и речи о том, чтобы сын или дочка притащили после школы своих приятелей на чай или устроили большой веселый день рождения. Если же вы оказались в этой семье случайно или по делу, то, потоптавшись на пороге одну минуту, вы тут же почувствуете, что больше всего на свете вам хочется уйти. «Семья-бункер» не изменяется во времени и воспринимает «в штыки» любые инновации. Жесткие семейные правила в таких семьях десятилетиями не пересматриваются. Не важно, что сыну уже 20, пусть возвращается домой ровно в 7 вечера и всегда звонит не позже чем за 2 часа, если на пятнадцать минут задерживается. Не важно, что май в этом году выдался жаркий, в нашей семье мы всегда купаемся не раньше 1 июня. А каждое воскресенье у нас всегда семейный обед, поэтому, дети, не вздумайте идти в гости, даже если вдруг вас и позвали. Неважно, что у дочери музыкальные способности, а сыну нравится рисовать: в нашей семье все женщины всегда были бухгалтерами, а мужчины - врачами.

Кроме большого количества жестких правил, в семьях этого типа непременно существует и большое количество разнообразных запретов. Очень часто встречаются, например, запреты на выражение определенных чувств, особенно, связанных с агрессией или проявлением слабости, а также - запрет на выражение любых сильных чувств. Здесь вы можете услышать, что «мальчики никогда не плачут», «а хорошие девочки не сердятся» или вовсе: «будь сдержаннее, выставлять свои чувства напоказ неприлично».

В таком доме члены семьи никогда не прикасаются друг к другу, кроме того, детям запрещается задавать какие-либо вопросы на сексуальные темы, и с ними никогда никто не обсуждает вопросов пола. Мальчики и девочки вынуждены искать истину где-то еще, и чаще всего, это оказывается уже «истина» в кавычках. Из-за того, что в семьях с большим количеством семейных запретов существует, как правило, еще и запрет на обсуждение этих запретов, изменить что-либо бывает особенно трудно. Дети здесь чувствуют себя подавленными и даже не подозревают, что в других семьях можно свободно разговаривать на любые темы.


Структура семейных ролей здесь остается неизменной годы. Семейные правила никогда не обновляются, и об этом не принято говорить. В семьях закрытого типа считают, что главная задача родителя - управлять и властвовать. В этом случае ребенок не видит возможностей для приложения своих сил. Если родитель во всем подавляет инициативу ребенка, тем самым он снижает его самооценку и перекрывает все источники жизни и развития. Не удивительно, что детям в такой обстановке крайне сложно взрослеть. Их психологический и духовный рост сталкивается с такими же трудностями, как цветок, растущий сквозь асфальт. Особенно тяжело приходится детям, которые родились неординарными, не похожими ни на одного из родителей. Им суждено или сломаться или, устроив бунт, покинуть дом навсегда.


Родители с низкой самооценкой или Детский сад на троих


Человек с низкой самооценкой напоминает плохо воспитанного ребенка. Он эгоцентричен, обидчив и несамостоятелен. Он не умеет нести ответственность за свои слова и поступки. Ему необходимо, чтобы окружающие постоянно доказывали ему свою любовь. Больше всего на свете он нуждается в психологической поддержке. Вместе с тем, людям этого типа неуютно в компании бодрых весельчаков, довольных собой. Вступая в брак, такой человек выбирает другого по принципу подобия. В этом союзе каждый супруг бессознательно надеется, что другой будет для него опорой и поддержкой, но поскольку партнеры видят друг в друге лишь продолжение себя, они не могут ни отдавать что-либо партнеру, ни оказывать помощь. Два ребенка - это уже целый детский сад! Какими родителями могут стать такие супруги?

Во-первых, ребенок в этой семье рассматривается родителями как средство подтверждения собственной ценности в обществе. (Вы непременно услышите: «Он читает лучше всех в классе» или «Мы хотим, чтобы наш ребенок добился того, чего не удалось нам»).

Во-вторых, родители малыша используют его, как средство поддержания своей шаткой самооценки, как личностей и особенно - как родителей. Им постоянно нужно чувствовать, что ребенок их любит. Они чрезмерно остро реагируют на его непослушание потому, что крайне не уверены в себе. Они непоследовательны в своей воспитательной позиции: «задабривая» ребенка, они позволяют ему лишнее, затем, «спохватываясь», запрещают все подряд. Ребенок в результате растет манипулятором: он видит, что сегодня из мамочки можно «выудить» очередную игрушечную машинку, что после этого лучше пойти за деньгами на мороженое к папе, а пока родители будут выяснять, кто из них балует чадо сильнее, бабушка в утешение купит ему еще одно мороженое. Так карапуз научается использовать родительские столкновения в своих интересах.

В-третьих, родители рассматривают ребенка как собственное продолжение. Им кажется, что он чувствует также, как они, думает и видит то же. Все, что делается родителями для ребенка, отражает всего лишь их собственные желания. Поэтому-то родители с заниженной самооценкой так ревностно относятся к проявлениям детской благодарности. Они будто взвешивают её на невидимых весах, точно зная, ниже какой отметки не должна опуститься стрелка. И горе чаду, если стрелка качнулась слишком сильно!

Поскольку такие «родители» - сами немного дети, они не стремятся избавить ребенка от груза собственных проблем, а, напротив, втягивают его в свои взаимоотношения. Во время ссор каждый из родителей видит в нем потенциального союзника в борьбе с другим родителем, поэтому ребенок оказывается пленником противоречащих друг другу родительских требований. Родитель противоположного пола старается использовать ребенка, как суррогат второго супруга, поэтому родитель того же пола, как правило, видит в ребенке соперника. Отец такого семейства может сказать дочке-подростку: «Объясни своей матери, что она мешает мне жить!», а мамочка тут же отзовется: «Не подходи ко мне, иди к своему любимому папочке!». Родители как бы «рвут ребенка на части»: приняв сторону одного из родителей, ребенок рискует потерять другого. Поскольку он одинаково нуждается в обоих, то любой выбор причиняет ему боль.

Немецкий психотерапевт Томас Бумгарт сказал однажды: "Говоря плохо об одном из родителей ребенка, мы говорим плохо о половине его, ведь он знает, что состоит из обоих!»

Самые большие трудности в таких семьях подстерегают детей на пороге юности. Однажды оказывается, что, повзрослев, ребенок должен стать хорошим родителем для своих родителей! Ежедневно ему говорят что-нибудь подобное: «Я с трудом дождалась, когда ты вырастешь!»; «Я всегда хотела дочку, чтобы она стала мне лучшей подругой»; «Мне хотелось иметь компаньона в лице сына» или «Теперь твоя очередь выслушивать нас и подставлять плечо!».

Побыв в этом доме полчаса, вы почувствуете, что не понимаете, кто здесь чей муж, отец или сын, семейная структура представляет собой хаос. В таких семьях, как правило, начисто отсутствуют какие-либо традиции, нет ни одного семейного правила, которое бы всегда «работало». Из-за путаницы, происходящей с семейными ролями, дети чувствуют себя неуютно. Каждую минуту они не знают, чего ждать от папы с мамой и от мира в целом. Эмоциональный груз, несвоевременно легший на их плечи, подавляет их. Такие дети сами нуждаются в опоре, которую родители не могут им дать. Их самооценка от этого, конечно, страдает и порочный круг замыкается.

Семья-театр или Союз лживых

Бывали ли вы когда-нибудь в домах, обстановка которых напоминает театр: вы ощущаете, что происходящее (слова, поступки, жесты) как будто искусственно разыграно, и каждый из членов семьи хорошо выучил свою роль. Вы не понимаете толком, почему вам так кажется: все слишком широко улыбаются или слишком громко хохочут. И слишком сильно пожали вашу руку, когда вы пришли? Или вам кажется, что вы попали в подпольный штаб. Вы чувствуете в воздухе непонятные вибрации и вам почему-то неуютно. Вы ощущаете потребность 10 раз подумать, прежде чем сказать что-либо. Когда кто-то из домочадцев обращается с репликой к вам или к другому члену семьи, вам почему-то кажется, что все стараются расшифровать простую фразу, как будто это ребус. Вы поддаетесь общему настроению и пытаетесь найти второй (третий, пятый) смысл в реплике «Сегодня, кажется, похолодало?»… Вам не по себе от того, что вы не знаете пароль… Здесь сердятся друг на друга с улыбкой, жалуются со смехом, а комплименты говорят нахмурясь и глядя в сторону. Вы не понимаете, что чувствуют эти люди, да вы и сами не знаете, что вам чувствовать. Вне зависимости от того, что вы видите: радость ли, огорчение, равнодушие, - вы чувствуете фальшь.

Лицемерие чаще всего рождается не из сознательного желания быть неискренним, а из-за спутанности эмоциональной сферы человека. Очень часто лицемерно ведут себя люди, которые сами не знают, как им выглядеть, как вести себя, как и что чувствовать и как жить. Их отличает низкий уровень рефлексии (способности к самопознанию), и они, как правило, недовольны собой. Их семейная жизнь и система воспитания детей переполнены условностями. Если вы попытаетесь вместе с домочадцами сформулировать правила, по которым они живут, но никогда не произносят вслух, может оказаться, что они звучат довольно абсурдно. Например: «Мужчина не должен много говорить» или «Красивые девочки не плачут» или «Независимо ни от чего выгляди счастливым».

В таких семьях родители чрезвычайно обеспокоены «хорошим» поведением своих детей. Кажется, что сами они тоже очень «хорошие». Они, будто уверены, что родитель не сможет совершить ничего плохого, только дети «плохо» ведут себя! Замечено, что сильнее всего беспокоятся из-за «плохого» поведения детей в тех семьях, где родители старательно скрывают от них собственные грехи. Частенько оказывается, что бабушка, надоедающая подросшей внучке своими назиданиями, родила маму вне брака.

В таких семьях существуют жесткие стереотипы, определяющие половое воспитание ребенка, которые подразумеваются всеми, но, возможно, никогда никем не произносились вслух. Женщина должна быть мягкой, ласковой, уступчивой, слабой. Мужчина - сильным, выносливым, грубоватым. На самом же деле, такие качества, как нежность и стойкость необходимы каждому человеку. Как может мужчина откликнуться на женскую любовь, если у него не развито чувство нежности? Как может женщина оценить выдержку и стойкость мужчины, если она не знает, что это такое? Если мужчина и женщина такие разные, они никогда не смогут встретиться и понять друг друга!

В подобной системе взглядов существует также запрет на выражение негативных эмоций у женщины. Женщина не имеет права разозлиться, быть взбешенной, самой защищать себя в критической ситуации. Девочки в таких семьях растут зависимыми: они вынуждены бессознательно искать «сильного мужчину», «который придет и защитит». Здесь вы можете также встретить другой ужасный, уродующий эмоциональную сферу стереотип - запрет на выражение мужских эмоций. Мужчина не должен ни плакать, ни обижаться. Он не должен также выходить из себя, должен сохранять спокойствие при любых обстоятельствах. Может быть, поэтому мужчины живут меньше?

Здесь детей совершенно серьезно учат, что если человек хочет считаться хорошим, он должен подавлять собственный гнев. Однако, жизнь невозможно прожить, ни разу не столкнувшись с критическими обстоятельствами. Лучшее, что можно сделать с гневом - это принимать и уважать его существование в себе и других. Тогда вы гораздо чаще будете довольны собой и окружающими. Гнев - это естественная человеческая реакция, и его нужно понимать и учиться использовать.

Как это ни удивительно, в семьях этого типа люди своеобразно обходятся не только с гневом, но и с любовью! На этот счет здесь также есть негласные правила, жестко регламентирующие способы обращения с этим чувством. Например, отцы считают, что когда их дочери достигают пятилетнего возраста, их не следует больше обнимать и целовать потому, что эти прикосновения могут приобрести сексуальный характер. Иногда тоже самое происходит с матерями и их сыновьями. Многие отцы также отказываются выражать свою любовь и к сыновьям потому, что любовь между мужчинами рассматривается как гомосексуализм. На самом же деле, определение любви не должно зависеть от пола, возраста и существующих отношений.

Семейные правила здесь слишком часто разрешают только выражение тех чувств, которые утверждены законом, а не тех, которые существуют. На самом деле табуированы должны быть не чувства, а некоторые способы их выражения. Например, вместо: «Не злись!» темпераментному малышу с крутым характером стоит сказать: «Нельзя обзываться на брата и драться с ним, если ты рассержен. Вырази свой гнев словами и объясни толком, что тебе не нравится. Тогда в следующий раз он будет вести себя по-другому».

С рождения до смерти люди постоянно испытывают самые разные чувства - страх, боль, беспомощность, любовь, злость, радость, ревность, - не потому, что все эти чувства так уж хороши, а просто потому, что они есть. Если правила семьи, в которой вы живете, говорят что любое чувство, которое вы испытываете, человечно, а, следовательно, - должно быть принято, ваше Я может развиваться. Это вовсе не означает, что любые поступки простительны. Но если само чувство принимается окружающими, у вас есть возможность отнестись к нему, как должному, и, расширив диапазон собственных действий, выбрать из них наиболее подходящее.

Американскому семейному психотерапевту Вирджинии Сатир принадлежать такие слова: «Чтобы вы сказали, если бы в вас плюнули? Как бы выразили свои чувства? Можно поблагодарить. Можно заплакать и умолять больше никогда этого не делать. Можно убежать. Можно ударить обидчика или плюнуть в ответ. А можно открыто и честно выразить свои чувства, сказав о той ярости, которая вас охватила».

Семья для ребенка или Хоровод вокруг ёлочки

Когда малыш - единственное, что скрепляет супружеские отношения, а забота о нем - единственная сила, заставляющая супругов оставаться вместе, можно видеть, как ребенок медленно, но верно превращается в центр вселенной для каждого из домочадцев. Единственное, что интересует маму, папу, бабушку и дедушку в ближайшем будущем - выбор института для ненаглядного чада. Их лучшие общие воспоминания - это первые шаги малыша, его лепет и первые фразы. Единственная тема, которую семья обсуждает за семейным столом, особенно, если в доме гости - это новые достижения сына или дочки. Вы увидите, что вся гостиная увешана художествами юного дарования, если же дитя играет на рояле, его непременно попросят усладить ваш слух. Не забудьте изобразить на лице восхищение, иначе вы станете в этом доме врагом номер один!

Может показаться, что чадо, родившись в этой семье, как сыр в масле катается, но это далеко не так. На ребенка в такой ситуации возлагаются слишком большие надежды, от него ожидается слишком много. Непрерывные внимание и восхищение, которые направлены на него дома, формируют у него нереалистичный образ себя. Его самооценка не согласуется с действительностью. Попав в детский сад, а затем - в школу, он чувствует себя беспомощным и никому ненужным. Кроме того, оказывается, что по сравнению со сверстниками, он не умеет некоторых элементарных вещей. В детском саду он последним научится самостоятельно одеваться (ведь дома ему вечно помогает мама), а в первом классе выяснится, что он один не знает, как пользоваться телефонной карточкой или боится перейти улицу. Одноклассники поднимут его на смех, видя, что его водит домой из школы бабушка. Подростками такие дети сталкиваются с родительским неодобрением, пытаясь что-нибудь сделать в этой жизни сами. Они должны отчитываться о каждом своем шаге, и не дай бог, если мама не одобрит подружку или нового приятеля. Изнеживающее воспитание возникает в такой семье не случайно: ребенку как бы «мешают» взрослеть. Ведь, когда он вырастет, необходимость для супругов жить вместе исчезнет!

В семьях этого типа можно видеть, что ролевые взаимоотношения между ребенком и родителями годами остаются искусственно неподвижны. Родители прилагают все усилия для того, чтобы статус ребенка оставался всегда неизменным: ребенок - это человек, который не может самостоятельно принимать решения, иметь свое мнение, выбирать свое будущее. Это - лишь прелестное существо, которому нужны забота и восхищение. Свобода ему не нужна: она опасна для маленьких детей, а дети в таких семьях оказываются всегда недостаточно взрослыми.

Отпрыскам из таких семей, когда они подрастают, бывает очень трудно приспособиться к жизни в обществе: им постоянно недостает любви окружающих, они несамостоятельны и пассивны. Вместо того чтобы добиваться желаемого самим, они предпочитают жаловаться на жестокость мира.

Зрелая семья

Для зрелых семей характерна высокая самооценка всех членов семьи, непосредственное, четкое и честное общение. Правила, по которым живет семья, здесь подвижны и гуманны: по мере того, как дети взрослеют, уклад семьи изменяется. Социальные связи такой семьи открыты: родители любят друзей своих детей, а дети уважают и любят друзей своих родителей. Каждый член такой семьи уверен, что другие готовы его выслушать, и сам он готов выслушать других. Если же сейчас семье почему-либо не до него, он знает, что дело не в недостатке любви, а в недостатке времени. Люди здесь свободно прикасаются друг к другу независимо от пола и возраста. Общаясь, они смотрят друг на друга, а не в стену.

Конечно, в зрелых семьях тоже бывают бури, но это - знак чего-то очень важного, а не попытка перекричать всех остальных. Если же в доме спокойствие, то это мирное состояние, а тревожное молчание от страха и не затишье перед бурей. Домочадцы здесь чувствуют себя настолько свободно, что могут поделиться друг с другом своими чувствами. Люди смеются, если им смешно или они счастливы, сердятся или плачут, если у них неудача, и не скрывают этого от родных. В такой семье хорошо видно, что человеческая жизнь и чувства людей гораздо важнее, чем что-либо другое. В зрелой семье ее члены не озабочены сохранением своего статуса. Здесь сын может смело сказать отцу: «Эй, отец! Ты что-то сегодня не в духе!», а отец скажет не «Как ты смеешь так говорить со старшими!», а спокойно ответит: «Да, сын, я сегодня чертовски устал».

Родители в таких семьях ощущают себя лидерами-вдохновителями или старшими наставниками, а не авторитарными руководителями или церберами. Они понимают свою задачу в том, чтобы научить детей чувствовать себя счастливыми и оставаться людьми в любой жизненной ситуации. Они готовы выразить детям любые свои чувства по поводу их поведения, как позитивные, так и негативные, и их слова не расходятся с делом. Главное, что отличает людей, живущих в зрелых семьях - то, что они хорошего мнения о самих себе. Такие родители твердо знают, что изначально дети не могут быть плохими, поэтому, наказывая, они никогда их не унижают.

Ощущение самоценности может сформироваться только в такой атмосфере, где принимаются любые индивидуальные различия, где любовь выражается открыто, ошибки служат для приобретения нового опыта, где общение открыто и доверительно, а семейные правила не превращаются в застывшие догмы, где личная ответственность и честность каждого - неотъемлемая часть взаимоотношений. Дети в такой семье чувствуют себя нужными и любимыми вырастают здоровыми и умными.

***

Когда мужчина и женщина живут вместе и воспитывают детей, на протяжении жизни они сталкиваются со всеми видами проблем, какие когда-либо знало человечество. Семейная жизнь - самая трудная работа в мире. При этом институтов или кратких курсов, где можно было бы научиться быть хорошей женой, мужем, отцом или матерью, нет, и они вряд ли появятся. Каждая семья (как и каждый человек), уникальна, и никогда не было, нет и не будет другой такой или даже похожей. С каждым из нас ежедневно происходит нечто совершенно новое, и при этом всякий раз нам хочется совершить единственно верный шаг.

Тел.: +7 (929) 555-38-55
Психологические услуги
Публикации и книги
ЧАВО
Психологический Центр Полины Гавердовской
Сплоченная команда высококвалифицированных психологов и врачей. Индивидуальная психотерапия, тренинги, терапевтические группы, обучение психотерапии. Европейские стандарты работы;



Трехдневная терапевтическая группа про любовь
Есть два места для мужчин в терапевтической группе про любовь. Ведут Полина Гавердовская и Анастасия Иванова. Москва, 12-14 августа 2016 года.



Mentalization Based Treatment Training Program (MBT)
Долгожданная обучающая программа по терапии с опорой на ментализацию стартует в декабре! Ведущий Хеннинг Джордет (Дания, Норвегия). Сертификация по стандартам Anna Freud Center.